Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого icon

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого





НазваниеН. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого
страница1/2
Дата конвертации14.02.2013
Размер0.55 Mb.
ТипЛитература
  1   2

СОВЕТСКАЯ САТИРИЧЕСКАЯ И ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ


ЛИТЕРАТУРА

СМЕХ-ДЕЛО НЕ ШУТОЧНОЕ...

Юмор и сатира — родные брат и сестра. Но характер у них разный. Юмор мягок, доб­родушен, хотя подчас и не столь уж безобиден, каким может показаться с первого взгляда. Са­тира серьезнее, острее на язык. Она бичует, жалит, язвит, срывает «все и всяческие маски». Имея дело со злом (такова уж ее «специаль­ность»), сатира всегда стремится добраться до его корней.

А оружие и у сатиры и у юмора одно — смех. Однако смех смеху — рознь. Он бывает ла­сковым и гневным, добрым и злым, светлым и мрачным. Это одно из самых действенных средств против пороков и слабостей, против невежества, глупости, подлости.

Величайшие умы человечества — филосо­фы, писатели, художники — с большим уваже­нием относились к сатире и юмору. «Смех,— по словам Герцена, — одно из самых сильных орудий против всего, что отжило и еще дер­жится бог знает на чем важной развалиной, мешая расти свежей жизни и пугая слабых... Смех вовсе дело не шуточное, и мы им не по­ступимся».

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого.

Юмор есть способность распознать в жизни и воспроизвести в искусстве комические черты явления. От наблюдательного взгляда юмориста не скроется ничто пошлое, мелочное, ничтожное, то, что унижает достоинство человека, мешает ему жить, в какие бы пышные одежды все это ни рядилось. Юмор по преимуществу касается частных недостатков, сравнительно легко под­дающихся исправлению, поэтому в произведе­ниях искусства он выражается главным обра­зом в улыбке, незлобивой веселой шутке, в доб­родушной иронии. В комическое положение может попасть любой положительный персонаж и вызвать смех у читателя.

Сатира в отличие от юмора (хотя границы между ними весьма условны, а подчас и трудно различимы) имеет дело с общественно опасными пороками, когда комическое перерастает в бе­зобразное. Выявляя это, сатира беспощадна, резка, непримирима. Чтобы отчетливее пред­ставить сущность явления и сильнее воздей­ствовать на разум и эмоции читателя, писатели-

сатирики обычно прибегают к преувеличению, заострению, карикатуре.

С древнейших времен и до наших дней юмор и сатира в художественной литературе шли рука об руку и проявлялись в самых различных формах и жанрах — в сказке, басне, сатири­ческой поэме, в комедии, романе, новелле, эпиграмме, пародии.

Классические образцы мировой сатирико-юмористической литературы связаны с имена­ми великих писателей. Среди них — древне­греческий комедиограф Аристофан и древне­римский поэт Ювенал, выдающийся гуманист эпохи Возрождения Эразм Роттердамский, анг­личане Свифт, Уильям Теккерей и Чарлз Диккенс, французы Рабле и Вольтер, немецкий поэт-демократ Генрих Гейне. Бессмертна сла­ва русских классиков: Крылова, Грибоедова, Гоголя, Щедрина, Чехова. В конце прошлого и первой половине нашего века творила бле­стящая плеяда мастеров сатиры и юмора: Бернард Шоу (Англия), Анатоль Франс (Франция), Марк Твен (США), Бертольт Брехт (Германия), Ярослав Гашек (Чехословакия).

В. Г. Белинский гордился тем, что «сати­рическое направление со времен Кантемира сделалось живою струею всей русской литера­туры». Предсказывая славное будущее нашему искусству, критик писал: «Сатира страстная, грозная, бешеная» может родиться только у наро­да, который «полон свежих сил жизни» и «сознает причины, которые удерживают его стремление вперед по пути дальнейшего развития».

История нашей отечественной литературы, журналистики, театра подтвердила самые сме­лые пророчества Белинского. Отвечая на жгу­чие вопросы общественной жизни, русская клас­сическая сатира вооружила народ произведе­ниями, оказавшими несомненное влияние на революционно-освободительное движение: «Не­доросль», «Горе от ума», «Ревизор», «Мертвые души», «Господа Головлевы», «История одного города»... Да разве все перечислить!

Нелегка была судьба писателя-сатирика в дореволюционной России. Но никто, пожалуй, не сказал о трагическом положении литератора так метко, как Некрасов в стихотворении «Бла­жен незлобивый поэт», написанном в 1852 г. на смерть Н. В. Гоголя. Называя Гоголя бла­городным гением, вдохновенно воспевая под­виг художника-обличителя, поэт говорит о

415


том, что всю жизнь Гоголя преследовали «ди­кие крики озлобленья». «Каждый звук его речей плодил ему врагов суровых»:

Со всех сторон его клянут

И, только труп его увидя,

Как много сделал он, поймут

И как любил он, ненавидя!

ОРУЖИЯ ЛЮБИМЕЙШЕГО РОД

Сатира и юмор в советской литературе — явление качественно новое, в истории литера­туры невиданное. Подумайте только: впервые за несколько тысяч лет смех призван не разру­шать, а укреплять основы общественного строя, бороться с его врагами и недругами. Советские сатирики стоят на страже завоеваний социали­стической революции, утверждают моральные нормы и общественный идеал советских людей— строителей коммунизма.

Новые задачи потребовали от сатиры и но­вых форм, средств, приемов показа действитель­ности. А это дело непростое. И вполне естест­венно, что об идейно-эстетической природе советской сатирико-юмористической литера­туры, о самом предмете сатиры идут нескончае­мые споры. А пока теоретики дискутируют, жизнь подсказывает писателям-сатирикам но­вые темы.

Смех — признак духовного здоровья. Сме­ется тот, кто сознает свое нравственное пре­восходство над тем, что подвергается осмеянию. Оптимизм, жизнелюбие, идейная ясность в высшей степени присущи советской сатирико-юмористической литературе.

Не надо думать, что сатира и юмор в совет­ской литературе развивались, не встречая на своем пути преград. Приходилось доказывать право сатиры на существование. Даже юмор ставился под сомнение.

На Первом съезде советских писателей за­мечательный фельетонист Михаил Кольцов вспо­минал редакторов, которые боятся юмора и го­ворят: «Это нам не подходит. Пролетариату смеяться еще рано; пускай смеются наши классовые враги...»

В нашей действительности немало явлений, нуждающихся в лечении смехом. Читатели справедливо высказывают недовольство недо­статочной остротой иных сатирических обра­зов, слабой действенностью, низким художе­ственным качеством сатирических произведе­ний.

Товарищи,

вовсю

из глоток из всех —

да так, чтоб врагам

аж смяться,

сегодня

раструбливайте

радостный смех!

Нам

есть над чем посмеяться! —


призывал Маяковский собратьев по перу.

О вдохновляющей роли юмора, о смехе как неиссякаемом источнике бодрости вели­колепно сказал в поэме «Василий Теркин» Александр Твардовский:


Жить без пищи можно сутки,

Можно больше, но порой

На войне одной минутки

Не прожить без прибаутки,

Шутки самой немудрой.


КЛАССИКИ СОВЕТСКОЙ САТИРЫ

У истоков советской сатирической литера­туры стоит Максим Горький, чье творчество, словно мост, связывает русскую классику с но­ваторским искусством социалистического реа­лизма. Еще в конце XIX в. Горький стал известен как автор острых, полных сатириче­ского яда фельетонов против мещанского хамства. Под озорным псевдонимом Иегудиил Хламида писатель выступал на страницах газет Поволжья, разя тупых и самодоволь­ных «хозяев жизни». В годы первой русской ре­волюции (1905—1907) он был вдохновителем сатирической журналистики, клеймившей про­гнившее царское самодержавие. Кто не знает горьковских памфлетов «Город Желтого Дьяво­ла», «Мои интервью», «Прекрасная Франция» и других, развенчавших «культуру доллара», бур­жуазную лживую демократию! И сегодня не потеряли своей актуальности очерки Горького о фашизме, о защитниках капитализма, о тех, кто хотел бы повернуть колесо истории вспять. Сатирическими элементами насыщены драмати­ческие произведения Горького и эпопея «Жизнь Клима Самгина», воссоздающая историю рус­ской интеллигенции за сорок предреволюцион­ных лет.

Непревзойденным мастером сатирической поэзии был В. В. Маяковский. Оружием смеха он неутомимо сражался за революционное преобразование общества. Титанической была работа Маяковского — поэта и художника—

416


в «Окнах РОСТА» (РОСТА — Российское теле­графное агентство). Он создавал броские пла­каты с подписями-стихами, доходчивыми, ост­роумными, злыми. Поэт призывал народ вое­вать и трудиться не покладая рук. И в эпоху мирного социалистического строительства Мая­ковский оставался на передней линии огня. Своим острым пером он разил все, что мешало молодому советскому обществу двигаться впе­ред. Так, в стихотворении «О дряни» (1921) разоблачались современные обыватели. Объек­том его сатиры стали спекулянты, рвачи, бю­рократы-чинуши, приспособленцы.

В цикле «Маяковская галерея» (1923) поэт показал хищническое нутро империалистических заправил и служащих их интересам политиканов. В стихах о загранице он дал убийственную оценку хваленого «американского образа жиз­ни»: «Здесь жизнь одним была — беззаботная, другим — голодный протяжный вой...» Еще в «Мистерии-буфф» Маяковский писал:

Одним — бублик,

другим — дырка от бублика.

Это и есть демократическая

республика.

В. И. Ленин с похвалой отозвался о твор­честве Маяковского-сатирика. Прочитав в га­зете «Известия» стихотворение «Прозаседав­шиеся» (1922), Владимир Ильич отметил, что «давно не испытывал такого удовольствия с точ­ки зрения политической и административной».

Своеобразие боевой сатиры Маяковского в органическом сплаве гневного сарказма, иронии, насмешки с самой высокой героичес­кой патетикой и лирической задушевностью. Вспомните «Стихи о советском паспорте». Они звучат как гимн Родине. И сколько в них гор­дого презрения к врагам!

Написанные по горячим следам событий, публиковавшиеся на страницах ежедневных газет и массовых журналов, сатирические и юмористические произведения Маяковского выдержали испытание временем. Они вошли в сборники «Маяковский улыбается. Маяковский издевается. Маяковский смеется», «Тени про­шлого», «Грозный смех» и другие и пользуются успехом у широкого круга читателей.

Классиком советской сатиры является Де­мьян Бедный. Еще задолго до Октябрьской революции на страницах «Правды» и других ра­бочих газет он выступал как баснописец, опи­раясь в творчестве на драгоценный опыт Кры­лова. Аллегорический характер басен позво­лял Д. Бедному обходить препоны царской

цензуры, пропагандировать идеи революцион­ного марксизма среди рабочих и крестьян. Первый сборник произведений Демьяна Бед­ного (1913) тепло встретил В.И. Ленин.

Всенародное признание получила сатира Д. Бедного в годы гражданской войны. Наря­ду с баснями поэт писал в стихах фельетоны, политические памфлеты, эпиграммы, пародии, частушки. Он по-снайперски точно бил по врагам Страны Советов — интервентам, бело­гвардейцам, кулачью, предателям и дезертирам. Не давал он спуску лентяям и головотяпам, пьянчугам и тунеядцам.

Горький, Маяковский, Д. Бедный заложили фундамент советской сатирической и юмори­стической литературы.

Значительных успехов достигла наша сати­рическая поэзия. Выдающийся вклад в ее развитие внес С. Я. Маршак — один из осно­воположников советской литературы для детей. Он умел серьезно и просто говорить с юным читателем о самом сложном. Недаром такой широкой популярностью пользуется, например, его сатирическая поэма для маленьких «Ми­стер Твистер» (1933). Под пером этого большого мастера смешная история о «злоключениях» заокеанского миллионера, прибывшего туристом в Ленинград, вырастает в рассказ о торжестве человеческой солидарности над властью доллара, о добрых законах социалистического общества, достоинстве и силе простых людей.

В годы Отечественной войны С. Я. Маршак написал сотни стихотворных текстов к плака­там и карикатурам художников Кукрыниксов. Эти работы вошли в книжки «Блицфрицы», «Урок истории», «Черным по белому», «Ка­пут». Хорошо известны послевоенные стихи и эпиграммы Маршака против оруженосцев «холодной войны». Со сцен наших театров не сходят его веселые, искрометные, жизнерадост­ные и поучительные пьесы-сказки, написан­ные в духе лучших фольклорных традиций.

БАСНЯ

В современной сатирико-юмористической поэзии процветает басня. Этот древний жанр, насчитывающий двадцатипятивековую историю, не стареет. Возможности жанра далеко не ис­черпаны. Происходит неустанное обновление тематики, поиски новых образов, содержа­тельных, многозначных ассоциаций. Хороша та басня, где словам тесно, а мыслям просторно.

417


Так написаны многие басни Сергеем Михалко­вым, популярным и последовательным пропа­гандистом этого сатирического жанра в совет­ской поэзии.

Для современной басни характерна лако­ничность и целеустремленность:

На сковородке жарился Судак. Об этом факте вся узнала речка. И Щука с завистью сказала так: «Устроился на теплое местечко!»

Это четверостишие Алексея Малинина

законченное произведение искусства, с сюже­том, образной системой и подтекстом.

На границе двух жанров — басни и сатири­ческой эпиграммы — находятся «короткие бас­ни» Сергея Смирнова:


И нюх плохой,

И даже масть плохая,

Но Бобик стал превыше

всех собак.

— А как?

— Да очень просто:

Он

чихает,

когда хозяин

нюхает табак.


Заслуженный успех пришел к Феликсу Кривину, чьи остроумные миниатюры всегда дают пищу для раздумий. Сатирик не назой­лив, он не поучает, а убеждает читателя ло­гикой художественных образов, неожиданным поворотом сюжета.



Иллюстрация Кукрыниксов к басне С. В. Михалкова «Слон-живописец».

Лучшие его работы собраны в книге «Калейдоскоп» (циклы: «В стране вещей», «Вокруг капусты», «Карманная школа», «Полусказки»). Ф. Кривину более всего удаются прозаические притчи:

«Не успел Цыпленок вылупиться, как тот­час получил замечание за то, что разбил яйцо. Бог ты мой, откуда у него такие манеры? Оче­видно, это что-то наследственное».

Юмор Ф. Кривина подчас достаточно злой: «Понимая всю важность и ответственность своей жизненной миссии, Часы не шли: они стояли на страже времени».

В жанре басни успешно работают многие са­тирики союзных республик: украинец С. Олейник, дагестанец Г. Цадаса, туркмен А. Самех, белорус К. Крапива и другие.

ПАРОДИЯ. ЭПИГРАММА

Наша поэзия издавна славится литера­турной пародией и эпиграммой. Два тома «Биб­лиотеки поэта» — «Русская стихотворная па­родия» и «Русская эпиграмма» — доставляют огромное наслаждение любителю острого и ум­ного слова. Здесь читатель встретится с Пуш­киным, Лермонтовым, Некрасовым, Курочкиным и другими поэтами. А Козьма Прутков (под этим коллективным псевдонимом писали А. К. Толстой и братья Жемчужниковы)— уникальное явление в мировой сатире!

Эпиграмма и пародия живут полнокровной жизнью в советской литературе. Не случай­но за последние годы возрос интерес к сочи­нениям Александра Архангельского. Его сти­хотворные и прозаические литературные па­родии, созданные в 20—30-е годы, и сегодня воспитывают у читателя хороший художест­венный вкус. Архангельский обладал тонким эстетическим чутьем и редкой способностью перевоплощения, умением входить в творче­скую лабораторию пародируемого автора, вскрывая его особенности, а иногда и слабо­сти. Враг литературной косности, шаблонных мыслей и образов, Архангельский развенчи­вал дутые авторитеты, бил по аполитично­сти, мелкотемью в литературе.

Традиции Архангельского продолжают как пародисты поэты А. Раскин, С. Васильев, С. Смирнов, С. Швецов. Самобытным масте­ром литературной пародии, эпиграммы, «полу­басни» был Эмиль Кроткий, автор книг «Сати­рик в космосе» и «Отрывки из ненаписанного».

418


С увлечением работали в этом жанре С. Мар­шак и М. Светлов.

В книге М. Светлова «Музей друзей», иллю­стрированной И. Игиным, имеется шарж по картине В. Васнецова «Витязь на распутье». Изображен С. Я. Маршак, создавший велико­лепные произведения в разных жанрах, дана подпись-эпиграмма:


Труднейших множество дорог,

Где заблудиться может Муза,

Но все распутья превозмог

Маршак Советского Союза.

КОМЕДИЯ

Со времен Аристофана сатира и юмор завое­вали сценические подмостки. Шекспир был не только великим трагедийным писателем, но и гениальным комедиографом. Испанец Лопе де Вега, итальянец Гольдони, французы Мольер и Бомарше создали пьесы, которые не сходят со сцены. А в России XVIII в. Фонвизин, Кап­нист, Крылов стояли у колыбели русской клас­сической комедии, давшей человечеству такие шедевры, как «Горе от ума», «Ревизор», «Смерть Пазухина», как пьесы Островского, Сухово-Кобылина, Чехова.

Одной из первых советских сатирико-героических комедий, полюбившихся широкому зри­телю, была «Мистерия-буфф» Маяковского. Не сходят со сцен советских и зарубежных теат­ров «Клоп» и «Баня» Маяковского. На разных этапах истории советского театра шли комедии писателей Леонова и Ромашова, Катаева и Шкваркина, Микитенко и Крапивы, Корней­чука и Каххара, Розова и Софронова. В этих пьесах ставились жизненно важные вопросы.

Одним из популярных комедийных писате­лей в последние годы стал Сергей Михалков. К лучшим его работам следует отнести «Памят­ник себе» — комедию сатирическую, острогро­тескную. Если бы Почесухин, герой пьесы, был просто бюрократом, тупицей и откровенным дураком (такие нередко встречаются в кино­фильмах и на сцене), не стоило бы, вероятно, писать комедии. Дело сложнее. Михалков раз­венчивает убежденного в своей правоте и даже бессмертии чиновника, обывателя до мозга ко­стей, который не собирается добровольно сдать свои позиции. «Если я мещанин, — заявляет Почесухин с вызовом, — то я наш, советский мещанин, дорогие товарищи!»

Прочные симпатии у зрителя завоевали ко­медии, отличающиеся благородством мысли, свежестью образов, остроумным подтекстом. К их числу относятся комедии-сказки Евгения Шварца «Голый король» и «Тень».




Иллюстрация М. М. Черемных к стихотворению В. В. Маяковского «О дряни».

САТИРИЧЕСКИЙ РОМАН

О зрелости сатирико-юмористической лите­ратуры, ее эстетическом качестве принято ' судить по уровню развития прозы. В прозаиче­ских жанрах сатирику дана возможность раз­вернуть широкую панораму современной дей­ствительности, нарисовать многокрасочную кар­тину нравов, отразить борьбу нового со ста­рым во всей ее сложности. Недаром крупнейшие мастера сатирического искусства слова тя­готели к эпосу, выступали как романисты. Что­бы убедиться в этом, стоит только назвать бес­смертные книги «Дон Кихот», «Гаргантюа и Пантагрюэль», «Путешествие Гулливера», «Мерт­вые души». В советской литературе предпри­нимались довольно успешные попытки создать на современном материале большие сатириче­ские полотна.

В 20-х и начале 30-х годов поиски в этом направлении вели А. Толстой, И. Эренбург, Ю. Олеша, В. Катаев. Автор пронизанной светлым лиризмом книги «Белеет парус одино­кий» В. Катаев в качестве фельетониста и дра­матурга немало энергии и таланта отдал музе пламенной сатиры. Сборник «Горох об стенку»

419




Илья Ильф и Евгений Петров,

воскрешает эту славную страницу биографии В. Катаева. Юмористическая струя, тонкая ирония, лукавая улыбка окрашивают все твор­чество этого большого художника, кото­рый, кстати сказать, был «крестным отцом» Ильи Ильфа и Евгения Петрова.

Авторы романов «Двенадцать стульев» (1928) и «Золотой теленок» (1931) заслужили любовь и признание широкого круга советских чита­телей. Ильф и Петров, задумав большое по­вествование, обратились как будто к старой как мир теме. Жажда богатства, ненасытная и неуемная страсть к деньгам обуревает персо­нажей этих романов, определяет поведение и поступки Остапа Бендера и его «соратников». Но «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» — в мировой литературе произведения принци­пиально новаторские, отнюдь не похожие на традиционный плутовской роман. В годы вели­кого социалистического переустройства мира и человеческих душ происходит переоценка ценностей. Убедительно и остроумно Ильф и Петров рассказывают о крушении старой пси­хологии, о необратимых процессах, которые ведут к гибели буржуазного мира, основан­ного на законах звериного индивидуализма. Галерея блистательно обрисованных типов — осколков разбитого революцией строя — про­ходит перед глазами читателя. Смеясь над ними, мы понимаем: к прошлому возврата нет! Глав­ный персонаж романа, Остап Бендер, — аферист и жулик. Авторы относятся к нему с иронией, но их сатира направлена не против одного Остапа. Рядом с этим предприимчивым, раз­битным, находчивым, энергичным и остроум­ным человеком, «великим комбинатором» копо­шатся его ничтожные «коллеги». Остап на не-

сколько голов выше этих вчерашних господ, ушедших во внутреннюю эмиграцию, новояв­ленных буржуа — нэпманов, подпольных мил­лионеров. Но все эти подонки общества — од­ного поля ягодки. Погоня за драгоценностями, упрятанными в одном из двенадцати стульев, была погоней за призраком. Миражем оказа­лось будущее, которое в радужных красках рисовал себе Бендер, мечтая добыть миллион. Он убедился, что настоящая жизнь проходит мимо него. В нашей стране счастливы и поль­зуются уважением люди труда, а Корейко с его миллионами, нажитыми жульническим путем, противен, жалок и смешон.

«Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» отразили реальную жизнь на определенном этапе развития страны. Давно уже нет «вороньих слободок», исчезли многие типы и явления, запечатленные сатириками. Но далеко не все «темные пятна» прошлого еще выведены. Романы Ильфа и Петрова учат безошибочно распозна­вать старое в новом, будь то мещанская огра­ниченность, обывательское тупоумие, жадность, косность. Не потеряли своей остроты страницы, разоблачающие бюрократизм, приспособленчество, карьеризм, халтуру, да и просто глу­пость в ее многообразных проявлениях.



Иллюстрация Л. В. Сойфертиса к роману И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев».


Вырастают новые поколения читателей, и романы Ильфа и Петрова становятся их люби­мыми книгами. В чем секрет неувядаемой мо­лодости этих произведений? Весело, остроумно и непринужденно писатели беседуют с читате­лем об очень важном — о смысле жизни, о цели

420


человеческого существования, ярко раскрывают преимущества нового, социалистического строя, новой морали советских людей.

К сожалению, у нас пока еще мало таких талантливых крупных сатирических произве­дений.


РАССКАЗ

Пожалуй, самым любимым жанром совре­менных мастеров смеха является рассказ — сатирический и юмористический. Писатели стре­мятся откликнуться на животрепещущие проб­лемы дня, высказать свое отношение к ним, вмешаться в волнующие современников проб­лемы. А рассказ очень мобильный жанр, и при­том довольно емкий.

В этом жанре работали первоклассные ху­дожники. Назовем нашего Чехова, американца Марка Твена, англичанина Джерома К. Дже­рома. В советской литературе немало писате­лей, завоевавших как авторы сатирико-юмористических новелл огромную популярность. Среди них писатель Михаил Зощенко.

Горький высоко ценил дарование Зощен­ко и отмечал в его сочинениях редкое сочета­ние острой иронии и лирики. Зощенко беспо­щаден к мещанскому себялюбию, обывательской тупости, к любым проявлениям эгоистического хамства. Как никто, он умел вывернуть наиз­нанку подлую душонку мелкого человечка, который всеми средствами, доз­воленными и недозволенными, пытался приспособиться к но­вым условиям бытия. В рас­сказах Зощенко много желчи, но он не был ни пессимистом, ни мизантропом. В лучших его творениях отчетливо звучит оп­тимистическая нота. Писатель верил в победу ума, красоты, добра над глупостью, уродст­вом, своекорыстием. Благород­ство авторской позиции вызы­вает любовь читателя к произ­ведениям М. Зощенко.

Неповторимо очарование юморесок замечательного ук­раинского писателя Остапа Виш­ни. В «вишневых усмешках», как солнце в капле воды, отразил­ся чудесный украинский юмор, народная любовь к сочному



М. М. Зощенко.

словцу «с сердцем и с перцем». Остап Вишня умел быть беззаботным в своих охотничьих рассказах, безудержно веселым в рассказах из сельской жизни, но подчас он бывал и ре­зок, настойчив, решителен. Недаром буржуаз­ные националисты, предавшие народ и Родину, так боялись карающего слова советского са­тирика.

Более тридцати лет работает в русской лите­ратуре Леонид Ленч. Его короткие юмористические истории привлекают достоверностью жиз­ненных зарисовок, правдивостью ситуаций, психологически точным рисунком характеров,



«А эконом — мужчина грузный — освирепел... схватил гвоздь этакий длинный, барочный, и бросился на Владимира Ивановича». Иллюстрация В. Н. Добро­вольского к рассказу М. М. Зощенко «Монастырь».

421




Остап Вишня.

мягким лиризмом. Стихия Ленча — «добрый смех». Известны читателю рассказы В. Ардова, Б. Ласкина, С. Шатрова. Много новых имен появилось на страницах альманаха «Смех — дело серьезное».

ФЕЛЬЕТОН

Открывая любую нашу газету, мы обычно встречаем произведения фельетонистов, затра­гивающие интересы миллионной аудитории.

Обычно фельетон вызывает поток писем в ре­дакцию. Читатель подсказывает, поправляет, уточняет, поддерживает или опровергает. Фелье­тон обладает большой общественной силой. Своеобразие этого жанра — в сочетании худо­жественной образности и публицистической пря­моты и остроты. В отличие от рассказчика фель­етонист тесно связан с конкретным фактом, менее свободен в художественном вымысле. Но социально-педагогические задачи у сатири­ческого рассказа и фельетона, по сути дела, одни и те же. Хорош тот фельетон, который воз­буждает благородную ярость к социальным по­рокам, побуждает к действию. Советские фелье­тонисты повседневно помогают партии и наро­ду бороться с пережитками прошлого в со­знании людей, добиваются торжества мораль­ного кодекса строителей коммунизма.

О богатстве форм и разнообразии содержа­ния, о боевых традициях мастеров этого сати­рического жанра, которых хотелось бы срав­нить с минерами и разведчиками на войне, можно судить по двум отличным, интересней­шим книгам, выпущенным в 1958 и 1959 гг.,— «Русский фельетон» и «Советский фельетон».

Самые яркие страницы из истории советского фельетона связаны с именами М. Кольцова, А. Зорича, Д. Заславского. Двадцать лет про­работал в «Правде» Михаил Кольцов, на стра­ницах центрального органа партии были опуб­ликованы блестящие его фельетоны. Они со­ставили несколько увесистых томов. Лучшие сатирические произведения Кольцова («Иван Вадимович — человек на уровне», «Куриная



Такие сатирические журналы издаются в нашей стране: в Риге— «Dadlis» («Чертополох»), в Ереване — «Возни» («Еж»), в Минске — «Вожык» , в Таллине — «Pikker» («Громовержец»), в Москве— «Крокодил», в Киеве— «Перець» , в Вильнюсе — «Sluota» («Метла»).

422


слепота», «Искусство зализывать» и др.) ста­ли достоянием большой литературы.

В «Правде» и «Известиях» печатались фель­етоны-рассказы замечательного журналиста А. Зорича. В сборник «Самое главное» (1961) входят его избранные произведения. Зорич вел пристрельный огонь по невежеству, тру­сости, краснобайству, головотяпству. Не поте­ряли и поныне своего значения его фельетоны-рассказы, изобличающие формализм и воло­киту («Медаль»), расточительство («О чем рас­сказал бухгалтер»), чинопочитание и подха­лимство («С натуры»).

Советская публицистика сильна своим на­ступательным духом. Наша многонациональ­ная литература вправе гордиться такими бор­цами, каким был превосходный памфлетист Ярослав Галан, убитый буржуазными национа­листами. Писатель погиб, но его сочинения—

в боевом строю. И бессмертно дело, которому он служил.

О растущем влиянии сатиры и юмора сви­детельствует неизменный рост тиражей изда­ний. Так, например, тираж сатирического жур­нала «Крокодил» перевалил далеко за че­тыре миллиона. А ведь мы ничего не сказали о самом массовом из современных искусств — о кинематографе. За сравнительно короткое время своего существования успел завоевать любовь и признание зрителя всесоюзный сати­рический киножурнал «Фитиль» (главный редактор — С. Михалков).

Сатира и юмор в советской литературе и искусстве связаны с жизнью народа и служат народу. Советская сатирико-юмористическая ли­тература — в этом убеждают лучшие ее образцы — преисполнена исторического оптимизма. И в этом залог ее успешного развития.
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого iconИммануил Кант считал, что Солнечная система произошла из гигантского холодного облака, частицы которого находились в беспорядочном движении, взаимно притягивал

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого iconНеофрейдисткие концепции
Адлер считал, что в силу различного рода неблагоприятных условий для развития личности у многих индивидов еще в детстве возникает...

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого iconЭтого реферата имеет большое практическое и научное значение, так как знание морфологических характеристик этого отдела пищеварительной трубки, может существенно помочь в лечении и предотвращении различных заболеваний, а дальнейшая научная разработка этого материала, поможет лучше понять механизмы ф

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого iconЭтого реферата имеет большое практическое и научное значение, так как знание морфологических характеристик этого отдела пищеварительной трубки, может существенно помочь в лечении и предотвращении различных заболеваний, а дальнейшая научная разработка этого материала, поможет лучше понять механизмы ф

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого iconМужчины терпеть не могут женщин, которые носят безобразное нижнее белье

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого iconЕсли почистить фрукты и то, что считается несъедобным, день-другой не выносить на помойку, можно заметить, как вокруг этого при родного растительного материала

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого iconВ. С. Лисин Не надейтесь, что в этой книге Вы отыщите секреты, которые мгновенно выведут Вас на высокий уровень спортивного мастерства. Этого не возможно достичь даже фокусникам, которые скрупулезно и долго готов

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого iconЧто элементарные частицы не являются точечными, а имеют какое-то более плотное ядро, но в отличие от физических представлений теории струн диаметр этого ядра определяется комптоновской длиной волны этой частицы

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого iconЭлектробатарейка древности
«света язычникам». Многие находки древности так и не увидели свет по причине этого тотального контроля и заботой о нравственности...

Н. Г. Чернышевский считал, что, высмеивая пошлое и безобразное, мы боремся и становимся выше этого iconЗащитное заземление в электроустановках напряжением выше 1000 В



База данных защищена авторским правом © 2018
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
поиск