Аналитический доклад icon

Аналитический доклад





НазваниеАналитический доклад
страница8/14
Дата конвертации22.03.2013
Размер2.28 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Контроль за банкротством организаций.

      1. Совпадение интересов инвесторов с интересами государственного контроля за несостоятельностью.


По сравнению со многими другими государственными органами, аналитическая деятельность органов, контролирующих процессы несостоятельности и занимающихся финансовым оздоровлением организаций, наиболее тесно связана с их финансовой отчётностью. В то же время интересы этих органов в наибольшей степени совпадают с интересами инвесторов. В случае банкротства, государственные органы выступают регулятором, направленным на возможно более полное удовлетворение требований кредиторов. До банкротства государственные органы осуществляют меры по его предупреждению, что отвечает интересам инвесторов, как потенциальных, так и состоявшихся.

Сама идея МСФО родилась в связи с необходимостью создания инструмента защиты интересов пользователей, вступающих прямо или косвенно в экономические отношения с отчитывающейся организацией. Для них вложения в организацию во всех формах (от кредитов до участия в акционерном капитале) являются средством извлечения дохода с собственного финансового капитала. Одним из приоритетных направлений требований МСФО всегда являлась оценка финансовой устойчивости организации и предупреждение его несостоятельности. Российский бухгалтерский учёт исторически не ставил перед собой подобных задач.

Поэтому для государственных органов, контролирующих процессы несостоятельности и финансового оздоровления предприятий, приоритет МСФО неоспорим. Если правила российских стандартов будут приведены в соответствие с правилами МСФО, то финансовая отчётность российских организаций однозначно станет полезней для этих органов, так как у них наблюдается существенное совпадение целей с целями тех категорий пользователей, под которые изначально создавались МСФО.

Важным преимуществом МСФО по сравнению с РПБУ в целях регулирования несостоятельности и оздоровления является недавнее принятие отдельного стандарта IFRS 5 «Внеоборотные активы, предполагаемые к продаже и прекращаемая деятельность», который предусматривает принципиально иные способы оценки активов, отступающие от принципа «going concern». При использовании этого стандарта в целях регулирования банкротства и оздоровления, бухгалтерские данные окажутся гораздо более полезными, чем при использовании общих правил российского бухгалтерского учёта. Российский аналог ПБУ 16/2002 «Информация по прекращаемой деятельности» в силу своего невысокого качества и устаревших положений по большинству аспектов не сможет заменить IFRS 5.
      1. Использование показателей финансовой отчётности законодательством о банкротстве


Нормы российского законодательства, регулирующие процессы несостоятельности (банкротства) организаций, в ряде случаев используют термины бухгалтерского учёта или ссылаются на показатели финансовой отчётности.

В частности, на балансовой стоимости активов должника основано определение размера страхования ответственности арбитражного управляющего. В соответствии с пунктом 8 статьи 20 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» Арбитражный управляющий … должен дополнительно застраховать свою ответственность на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, в размере, зависящем от балансовой стоимости активов должника по состоянию на последнюю отчетную дату, предшествующую дате введения соответствующей процедуры банкротства… Для расчёта размера страхования применяется регрессивная шкала, где ступенями регрессии является балансовая стоимость активов должника в сто миллионов, триста миллионов и один миллиард рублей. Размер страхования определяется соответственно в три процента, два процента и один процент стоимости активов должника для каждого диапазона.

От балансовой стоимости активов зависит также согласование осуществления сделок в процессе наблюдения и в процессе финансового оздоровления. Если балансовая стоимость имущества, являющегося предметом сделки, составляет более пяти процентов балансовой стоимости активов должника, то в ходе наблюдения в соответствии с п.2 статьи 64 названного закона необходимо получать письменное согласие временного управляющего. Если речь идёт о финансовом оздоровлении, то для проведения таких сделок в соответствии с п.3 статьи 82 необходимо согласие собрания кредиторов (комитета кредиторов). Определение крупных сделок также основано на доле от балансовой стоимости активов должника, в соответствии с п.2 статьи 101 – более десяти процентов.

Статьи закона, касающиеся распоряжения имуществом должника под внешним управлением в ходе финансового оздоровления также основаны на его балансовой стоимости. В соответствии с п.4 статьи 111 имущество с балансовой стоимостью более ста тысяч рублей должно продаваться на открытых торгах, а для его оценки в соответствии с п.1 статьи 130, должен привлекаться независимый оценщик. Имущество с меньшей балансовой стоимостью продаётся в соответствии с п.6 статьи 111 по плану внешнего управления, а при условии, что это имущество движимое, для его оценки в соответствии с п.3 статьи 130 не требуется привлекать независимого оценщика.

Заметим, что балансовая стоимость основных средств определяется за вычетом амортизации, которая в свою очередь зависит от бухгалтерской учётной политики, а также от применяемых в бухгалтерском учёте стандартов. Переход на МСФО приведёт к возникновению наряду с амортизацией ещё одной корректирующей величины – убытков от обесценения, признаваемых в соответствии с IAS 36 «Обесценение активов». Это может привести к тому, что ряд объектов при применении МСФО потеряет часть своей балансовой стоимости по сравнению с оценкой по РПБУ, в результате чего они могут выйти из категории «особо ценных» объектов.

Но это нельзя считать негативным фактором применения МСФО, так как злоупотребления в этом вопросе возможны только при недобросовестном и предвзятом применении МСФО. Если же предполагать недобросовестное применения правил, то злоупотребления возможны при использовании любых стандартов. Российские РПБУ в этом отношении предоставляют куда более широкие «возможности», так как гораздо хуже согласованы между собой, по сравнению с МСФО.
      1. Невозможность предупреждения банкротства при завышении активов и занижении обязательств.


Если балансовая стоимость активов оказывается завышенной, то действительно, они могут попасть в категорию «особо ценных» объектов, для операций с которыми законодательством предусмотрен особый контроль в процессе оздоровления и внешнего управления. Однако, гораздо важнее не сам процесс оздоровления, а профилактика ситуаций, приводящих к необходимости оздоровления. С этой точки зрения завышение стоимости активов, которые более вероятно при использовании РПБУ, чем МСФО, является несомненным злом. Финансовая отчётность сама по себе является зеркалом возможных будущих ситуаций несостоятельности, но только при условии, что её показатели достоверны. При неадекватном завышении стоимости активов эта важнейшая функция отчётности теряется, и ситуации банкротства могут возникать совершенно внезапно.

Возможное завышение стоимости внеоборотных активов при применении российских стандартов связано не только с отсутствием стандарта по признанию убытков от обесценения. В российских стандартах существует ряд норм, которые остались от тех времён, когда бухгалтерский учёт выполнял функции налогообложения.

В качестве примера можно привести норму второго абзаца пункта 17 ПБУ 6/01 «Основные средства», согласно которой по объектам жилищного фонда (жилые дома, общежития, квартиры и др.), объектам внешнего благоустройства и другим аналогичным объектам (лесного хозяйства, дорожного хозяйства, специализированным сооружениям судоходной обстановки и т.п.) … стоимость не погашается, т.е. амортизация не начисляется. По указанным объектам основных средств … производится начисление износа в конце отчетного года по установленным нормам амортизационных отчислений. Движение сумм износа по указанным объектам учитывается на отдельном забалансовом счете.

В условиях обособленных от бухгалтерского учёта правил расчёта налога на прибыль оставление данной нормы в стандарте совершенно не оправдано. Не начисление амортизации по объектам основных средств может объясняться только двумя причинами:

  1. Применение метода оценки по текущей справедливой (рыночной) стоимости с отнесением изменений на финансовые результаты. Такой метод в частности прописан в IAS 40 «Инвестиционная недвижимость9», аналог которого в России отсутствует.

  2. Неограниченный срок полезного использования объектов. Это в основном относится к природным объектам, не теряющим своих потребительских свойств со временем. В частности они указаны в третьем абзаце этого же 17 пункта ПБУ 6/01: Не подлежат амортизации объекты основных средств, потребительские свойства которых с течением времени не изменяются (земельные участки и объекты природопользования).

Начисление за балансом некоего «износа» по используемым организацией объектам внешнего благоустройства, дорожного хозяйства, жилья приведёт к их отражению в балансе по первоначальной стоимости. При условии, что срок полезного использования этих объектов ограничен (особенно это касается дорог, у которых СПИ может быть всего два-три года), их балансовая оценка становится недостоверной – неадекватно завышенной.

В правилах РПБУ можно выявить немало причин, подобных названной, приводящих к неадекватному завышению стоимости активов. Последствием завышения является то, что бухгалтерский учёт и финансовая отчётность теряют способность предупреждать банкротства.

Кроме использования понятия «активы», законодательство о банкротстве пользуется также бухгалтерским понятием обязательств. Причём определение размера обязательств ориентируется не на юридические условия договоров, а именно на бухгалтерский учёт, так как основывается на отражении обязательств в бухгалтерском балансе. Так статьи 194 и 195 названного выше закона связывают с размером балансовых обязательств минимальный размер обеспечения обязательств должника, предоставляемого ходатайствующими лицами в процессе финансового оздоровления, а также в процессе внешнего управления стратегическими предприятиями и организациями.

Кроме того, на данных баланса об обязательствах организации в принципе основывается определение состава кредиторов и размера обязательств перед ними.

Правила МСФО и РПБУ в отношении признания и оценки обязательств совпадают в большей степени, чем в отношении признания и оценки активов. Однако и здесь есть существенные расхождения. Главным образом они связаны с применением IAS 37 «Резервы, условные обязательства и условные активы», а также российского аналога ПБУ 8/01 «Условные факты хозяйственной деятельности». Для рассматриваемых целей применение правил международного стандарта представляется более адекватным, чем российского (как, собственно, и по всем другим вопросам). IAS 37 предполагает признание в балансе только т.н. «provisions», которые представляют собой реально существующие обязательства, точно не определённые в оценке или сроках. В свою очередь ПБУ 8 не делает различий между условным и существующим обязательством, ставя вопрос признания резервов в зависимости от вероятности наступления или не наступления условного события. В результате по правилам ПБУ могут оказаться признанными в балансе не существующие обязательства, равно как могут оказаться не признанными реально существующие обязательства. Российские организации на практике крайне редко применяют ПБУ 8, что приводит к не признанию ряда обязательств, и может привести к нарушению прав кредиторов при осуществлении финансового оздоровления и внешнего управления.
      1. Несогласованность базовых понятий финансовой отчётности


Некоторые неопределённости применения норм по банкротству связаны с использованием базовых понятий учёта и отчётности. Так в частности, при подаче должником заявления в арбитражный суд о банкротстве, к этому заявлению прилагаются определённые законом документы, и в их числе, согласно пункту 2 статьи 38 названного выше закона – бухгалтерский баланс на последнюю отчетную дату или заменяющие его документы. Такая формулировка не вполне согласуется с бухгалтерским учётом и правилами составления финансовой отчётности. Баланс является структурной частью финансовой отчётности. Вопросы его использования вне контекста приложений и пояснений в сфере регулирования бухгалтерского учёта не рассматриваются. Тем более нигде не определено, что может выступать в качестве заменителя бухгалтерского баланса. Данная проблема заключается в несогласованности терминологии разных сфер законодательства. Она касается бухгалтерского учёта в принципе и никак не связана с переходом на МСФО или на какие бы то ни было другие правила.

В другой норме этого закона само понятие бухгалтерский учёт оказывается под вопросом. При осуществлении внешнего управления в обязанности внешнего управляющего в соответствии со статьёй 99 входит наряду с другими вести бухгалтерский, финансовый, статистический учет и отчетность. В данной норме бухгалтерский и финансовый учёты перечислены через запятую как два разных вида учёта.

Значение этой формулировки распространяется далеко за пределы сферы регулирования несостоятельности. Такое перечисление отражает отношение к учёту, сложившееся в России в 90 е годы. Под финансовым учётом понимался тот учёт, который вёлся с целью составления финансовой отчётности. Именно в таком смысле учёт рассматривается в МСФО. Тогда под бухгалтерским учётом понимался учёт, преследующий иные, не связанные с финансовой отчётностью цели, в первую очередь – цели налогообложения, во вторую очередь – другие смежные цели.

После обособления налогового учёта смысл отдельного бухгалтерского учёта пропадает. Тем более, что из прочих смежных целей, наиболее значимый статистический учёт также выделен как отдельный вид учёта. Получается следующая парадоксальная картина существования нескольких видов учёта и отчётности:

1) учёт с целью расчёта налогов, осуществляемый по правилам Налогового Кодекса, результатом которого является составление налоговых деклараций (налоговый учёт);

2) учёт для целей инвесторов, результатом которого является подготовка финансовой отчётности по МСФО (финансовый учёт);

3) учёт для целей государственной статистики, результатом которого является подготовка статистической отчётности (статистический учёт);

4) учёт в соответствии с требованиями российского законодательства, результатом которого является подготовка бухгалтерской отчётности по РПБУ (бухгалтерский учёт).

Парадоксальность заключается в четвёртом виде учёта, у которого отсутствует целевой пользователь. Из представленной структуры становится ясным, что российский бухгалтерский учёт в том виде, в котором он существует в настоящее время, не востребован никем, и вряд ли будет востребован когда-либо. Перестройка российского учёта под требования МСФО очевидно освободит организации от «холостого» бухгалтерского учёта, являющегося бесполезным рудиментом прежней системы.
      1. Фиктивные активы


Серьёзной проблемой использования балансовой оценки активов организации в целях законодательства о несостоятельности является признание фиктивных активов. Такие активы образуются в форме непризнанных расходов и характерны для российского бухгалтерского учёта.

Это связано с нереализованностью принципа осмотрительности, который формально прописан и в российском, и в западном учёте. В МСФО он закреплён в параграфе 37 Концепции подготовки и составления финансовой отчётности, а в России российском ПВБУ № 34н (второй абзац п.10) и в ПБУ 1/98 (четвёртый абзац п.7). Если посмотреть на формулировки принципа осмотрительности, то на первый взгляд её российский вариант кажется более жёстким, а международная формулировка выглядит очень осторожной. Но на практике оказывается всё наоборот. В МСФО принцип осмотрительности прослеживается вполне, а в российском бухгалтерском учёте его трудно где-либо обнаружить помимо провозглашения.

Реализация этого принципа видна в направлении выбора учётных методов, используемых по умолчанию. Это хорошо прослеживается при решении вопроса о капитализации затрат. Принцип построения требований МСФО в этом отношении очень непривычен для российского бухгалтера, так как исходит из презумпции расходов, тогда как для российского учёта характерна презумпция капитализации. Это связано с заинтересованностью составителей отчётности в представлении результатов хозяйственной деятельности организации.

МСФО исходят из допущения, что компания, составляющая отчётность, всегда заинтересована в капитализации затрат, поскольку она в таком случае «выглядит» лучше как с точки зрения баланса, так и с точки зрения отчёта о прибылях и убытках. Требуется внешний ограничитель, чтобы эта заинтересованность не могла повлечь искажения отчётности. Этим ограничителем выступают правила МСФО. Поэтому подавляющее большинство требований всех МСФО презюмирует признание затрат текущими расходами, а для признания затрат активами устанавливаются специальные требования, которым должен отвечать соответствующий учётный объект.

Поскольку российский учёт в 90 е годы получил сильный крен в сторону решения задач налогообложения, любая организация традиционно стремится выглядеть «похуже». Здесь также требуется внешний ограничитель, предупреждающий искажения отчётности, но действующий ровно в обратном направлении. В качестве такого ограничителя зачастую и выступают бухгалтерские нормы. В российском учёте обычно презюмируется признание актива, а отнесение затрат на расходы разрешается правовыми нормами при соблюдении определённых условий. После юридического оформления налогового учёта в 25 главе НК РФ, такие разрешительные нормы стали встречаться реже, но не исчезли совсем. Тем более, что налог на имущество продолжает базироваться на данных бухгалтерского учёта, и для его определения не установлено специальных налоговых правил расчёта стоимости активов. Многие правила бухгалтерского учёта построены таким образом, что российский бухгалтер до сих пор в первую очередь следит за тем, правомерно ли он включил стоимость тех или иных затрат в расходы текущего периода, в то время как вопрос правомерности «непризнания» расходов до сих пор выглядит странным.

Яркой наглядной иллюстрацией этого является уже упоминавшееся выше сравнения принципов построения норм ПБУ 17 «Учет расходов на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы» и МСФО 38 «Нематериальные активы», которые регулируют учёт одних и тех же объектов. Любые исследования, пока они не достигли определённой стадии, имеют неясные перспективы. Нельзя однозначно сказать, будет ли получен положительный результат. С того момента, когда положительный результат уже предсказуем, правила учёта МСФО и РПБУ одинаковы: затраты формируют актив, который затем постепенно будет списываться на расходы.

А вот до момента определённости перспектив российские и западные правила кардинально расходятся. МСФО презюмируют отрицательный исход, и поэтому предписывают относить на текущие расходы все затраты вплоть до того момента, пока не будет чёткого подтверждения положительных перспектив. Позиция РПБУ ровно противоположная. Российская традиция бухгалтерского учёта презюмирует положительный исход и поэтому предписывает капитализацию затрат на исследования с самого начала. Расходы можно признавать только с того момента, когда становится очевидным отрицательный результат либо начато использование результатов.

Подобные расхождения правил учёта характерны не только для исследований и разработок, но и для всех затрат с неясными перспективами, например затрат на геологоразведку.

Ещё одним подобным примером является реклама продукции, которая, действительно, имеет долгосрочный эффект. Однако идентифицировать этот эффект практически невозможно. В большинстве случаев нельзя даже точно сказать, имел ли место какой-то эффект от конкретной рекламы, и уж тем более нельзя гарантированно предсказать такой эффект на будущее. Таким образом, надежных оснований для капитализации затрат на рекламу нет. Поэтому МСФО во всех случаях, когда речь идёт о рекламе предписывают включать затраты на её создание в текущие расходы, в отличие от российской учётной практики, где во всех подобных случаях формируется непонятный актив, названный «расходы будущих периодов».

Расходы будущих периодов являются наверное, самой невнятной и странной категорией объектов бухгалтерского учёта. С одной стороны, они рассматриваются как расходы – динамический учетный объект, к ним применяются все те же самые критерии признания, что и к обычным расходам. Но с другой стороны, они не отражаются как расход в отчете о прибылях и убытках, а отражаются в балансе организации в качестве актива. Актив – это объект, который должен принести организации экономические выгоды, а расход – это величина, уменьшающая экономические выгоды организации. Получается, что уменьшение выгоды обещает принести выгоду. В российской интерпретации это звучит следующим образом: это уменьшение выгоды, которое пока нельзя признать. Такая позиция характерна для системы учета, ориентированной на потребности налогообложения. А что значит нельзя признать? Чем-то признать дебетовую сторону хозяйственной операции всё равно придется. Иначе нарушится двойственность бухгалтерского учёта. Дебет означает в бухгалтерском учёте одно из двух – либо расход, либо актив. Tercium non datur. В результате по остаточному принципу формируется новый вид актива и отражается в балансе организации именно в качестве актива.

В международных стандартах финансовой отчетности подход ровно противоположный российскому. Там не ставится вопрос правомерности признания расходов. Их признание презюмируется по умолчанию. Ставится вопрос правомерности признания активов. Большинство критериев и условий, прописанных в стандартах, как раз ограничивает возможности признания активов. Если условия не соблюдены, то дебетовая операция однозначно уменьшает текущий финансовый результат и показывается не в балансе, а в отчете о прибылях и убытках. Именно поэтому в МСФО отсутствует такой вид объекта бухгалтерского учёта, как расходы будущих периодов. Считается, что если уж есть основания признавать актив, то необходимо назвать его точно по имени, а не демонстрировать в балансе такую аморфную субстанцию, как «будущие расходы». Международные стандарты финансовой отчётности тщательно избегают подобных видов активов, рекомендуя организациям определять подобные объекты в составе «классических» статей баланса, например, в составе нематериальных активов при соответствии критериям их определения из МСФО 38 или в составе дебиторской задолженности, либо включать затраты в расходы отчётного периода.

В российском учёте проблема ещё более усугубляется месторасположением расходов будущих периодов в балансе в составе оборотных активов, то есть в числе наиболее ликвидных статей. Получается, что объект, имеющий весьма сомнительные основания называться активом, отражается не просто как актив, а как высоколиквидный актив. Конечно, можно этот объект включить в категорию запасов, и этим всё закончится, но расходы будущих периодов далеко не всегда фактически являются запасами. Чаще всего в отчетности российских организаций в качестве расходов будущих периодов отражаются учетные объекты, которые можно конкретизировать, сделав тем самым отчетность более прозрачной и внятной. Конечно, главное в такой конкретизации – это ответить на вопрос, является ли рассматриваемый учетный объект активом, не стоит ли его отнести на уменьшение текущего финансового результата. После того, как объект квалифицирован в качестве актива, необходимо решить, к какой категории активов он относится.

Возможная переквалификация расходов будущих периодов





Такая переквалификация произойдёт, если правила российского бухгалтерского учёта будут базироваться на МСФО, в результате чего из отчётной информации будут исключены фиктивные активы.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Аналитический доклад iconАналитический и синтетический учет в кредитных организациях

Аналитический доклад iconБухгалтерские записи. Синтетический и аналитический учет

Аналитический доклад iconДоклад был представлен на конференции "Военная токсикология и медицина катастроф"
Данный доклад был представлен на конференции "Военная токсикология и медицина катастроф" 17 декабря 1998 года на кафедре военной...

Аналитический доклад iconОтчет: Компонент 2 “ Аналитический обзор видов страхования в ес и их сравнение с российской классификацией “ Подготовлен

Аналитический доклад iconДоклад

Аналитический доклад iconДоклад по обж

Аналитический доклад iconДоклад на 6-ой городской донорской конференции 07. 06. 2012г

Аналитический доклад iconДоклад Докладчик: Кипчакова Наталья Приветствие. Введение

Аналитический доклад iconДоклад по физике ученика 9 «б» класса гимназии №587

Аналитический доклад iconТема : Бухгалтерские счета и способ двойной записи
Тема занятия: Синтетический и аналитический учёт. Оформление карточки учёта материалов, аналитических и синтетических счетов



База данных защищена авторским правом © 2018
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
поиск