Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» icon

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века»





НазваниеЛитература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века»
страница2/4
Дата конвертации13.02.2013
Размер1.02 Mb.
ТипЛитература
1   2   3   4
РОБЕРТ ЛЬЮИС СТИВЕНСОН (1850—1894)

Роберт Льюис Стивенсон избрал жанр при­ключенческого романа. Он много путешество­вал, долго жил на островах Тихого океана. Экзотические страны стали местом действия его романов. Он изобретал интересные, запутан­ные сюжеты, насыщенные тайнами. Необычай­ные приключения героев Стивенсон противо­поставляет реальности буржуазного общества, которое он ненавидит. Эти особенности твор­чества позволяют назвать Стивенсона предста­вителем неоромантизма. Самый известный его роман — «Остров сокровищ» (1883) — об экспе­диции, которая отправилась на корабле разы­скивать сокровище, зарытое некогда на одном из отдаленных островов. Экспедиции угрожают страшные опасности: в команде корабля оказа­лись пираты. Проведав о цели путешествия, они замышляют присвоить сокровище, когда оно будет найдено. Пережив много приключе­ний, участники экспедиции разгадали пре­ступные замыслы пиратов, обезвредили их и в конце концов нашли сокровище.

Действие романов Стивенсона «Похищен­ный» (1886) и «Катриона» (1893) происходит в XVIII в., но писателя не интересуют истори­ческие события. В основе сюжета этих рома­нов — полная приключений жизнь молодого шотландца Дэвида Бельфура.

Благородные, мужественные, решительные и находчивые герои Стивенсона всегда одерживают победу над злом, с которым их сталкивает жизнь.



Джим рассказывает друзьям о заговоре пиратов, который он

подслушал, сидя в бочке. Иллюстрация Г. Брока к роману

Р. Стивенсона «Остров сокровищ».


В творчестве Стивенсона выражены его лю­бовь к людям, уважение к народам, какой бы расы они ни были. Противник расизма, он вы­ступал в печати в защиту народа островов Са­моа, доказывая его право на независимость.

Стивенсон был также и поэтом. В сборнике «Цветник стихов для детей» он воспроизвел радостный мир детства.

ДЖОЗЕФ КОНРАД (1857—1924)

Джозеф Конрад считал себя учеником Сти­венсона. Он также увлекает читателя в мир захватывающих приключений. Герои лучших его произведений — романов «Лорд Джим» (1900), «Молодость» (1902), «Тайфун» (1902),

164


«Ностромо» (1904), «Победа» (1915) — одиноки в обществе, где люди поклоняются богатству, где удача достается беспринципным дельцам и карьеристам.

Ненависть к стяжательскому обществу го­нит героев Конрада в далекие края. Только там, на лоне экзотической природы, среди дале­ких от цивилизации народов Африки, Южной Америки и других стран, они находят неиспор­ченные нравы, красоту искренних человеческих чувств. Любимые герои Конрада (особенно моряки, которых любил показывать писатель, очень много путешествовавший на суше и на море) отважны, благородны и самоотверженны.

Как и Стивенсон, Конрад с уважением отно­сится к «цветным» народам. В рассказе «Аван­пост цивилизации» он осудил европейских чиновников, насаждающих так называемую «цивилизацию» среди туземного населения Африки.

РЕДЬЯРД КИПЛИНГ (1865—1936)

Книги Редьярда Джозефа Киплинга, подоб­но книгам Стивенсона и Конрада, тоже уносят читателей в экзотические страны. Однако идей­ная направленность творчества Киплинга со­вершенно иная.

Действие многих его произведений происхо­дит в Индии, нравы, обычаи, культуру которой он хорошо знал, так как родился в Бомбее. Получив образование в Англии, он вернулся в Индию, где некоторое время работал коррес­пондентом газеты.

Киплинг пленяет читателей замечательным даром рассказчика, умением развернуть в повестях, романах, рассказах пеструю, раз­нообразную жизнь далекой страны, пробу­дить сочувствие к своим персонажам. Герои Киплинга — обыкновенные люди: английские офицеры, чиновники, моряки, врачи и т. п. Они самоотверженно выполняют служебный долг, стоически переносят одиночество, оторванность от семьи, скуку однообразных будней. Есть у Киплинга и еще один герой — простой сол­дат, чье имя — Томми Аткинс — стало нари­цательным (сборники стихов «Ведомственные песни», 1886; «Казарменные баллады», 1892). Киплинг сочувствует ему, уважает его. Он и от других требует такого же уважения к солда­ту: ведь руками и кровью Томми Аткинсов добы­вается и охраняется могущество Англии. Киплинга не случайно называют бардом британ­ского империализма и колониальной политики Англии. Своих героев он ценит главным обра­зом за то, что они несут «бремя белого челове­ка», т. е. выполняют «цивилизаторскую» мис­сию среди народов Востока. Англосаксов Киплинг считает высшей расой. Киплинг сим­патизирует только тем индийским мужчинам и женщинам, которые покорно, как должное, принимают власть англичан. Всякое же прояв­ление протеста в индийцах он, ярый идеолог колониализма, безоговорочно осуждает. Но он никогда не приукрашивает действительность колониальных будней, и поэтому в его произ­ведениях встречается много правдивых описа­ний жестокости и высокомерия английских ко­лонизаторов, а также бедственной жизни корен­ного населения Индии (рассказы «Лиспет», «На голоде» и др.).

Есть, однако, у Киплинга произведения, в которых его реакционность совсем отходит на задний план. И тогда перед нами большой поэт, певец человеческого разума, отваги, энергии, воли и трудолюбия. К лучшим произведениям писателя принадлежат две «Книги джунглей» (1894 и 1895), рассказывающие историю челове­ческого детеныша Маугли, которого нашла и выкормила волчица. Киплинг глубоко чувствует природу, психологию зверей.



Охота на Шер-Хана. Иллюстрация А. И. Ватагина к повести Р. Киплинга «Маугли».

165


В каждом из них он открывает своеобразный характер: мужественна волчица-мать, жаден и злобен тигр Шер-Хан, благородна пантера Багира, лицемерен и льстив шакал Табаки. Особым уважением зверей пользуется мудрый слон Хати — владыка джунглей, где идет непре­станная борьба за существование. Человеческий детеныш Маугли сильнее и разумнее всех зве­рей, и потому ему удается утвердить свое гос­подство над джунглями.

К наиболее привлекательным и поэтичным произведениям Киплинга принадлежат и его «Сказки просто так» (1902).

Лучшие произведения Киплинга созданы в конце XIX или в первые годы XX в. У него нашлись последователи, авторы колониальных романов, прославляющие империалистическую Англию. Однако лучшие и наиболее передовые писатели Англии выступали еще при жизни Киплинга с суровыми осуждениями колониа­лизма и его бардов и поддерживали народы, сбрасывающие его оковы.

ЭТЕЛЬ ЛИЛИАН ВОЙНИЧ (1864—1960)

Особое место в английской литературе за­нимает творчество Этель Лилиан Войнич. Ее первый и самый значительный роман — «Овод» (1897) в России пользуется гораздо большей известностью, чем в Англии. Сразу после появ­ления в русском переводе (1897) он стал люби­мой книгой революционно настроенных чита­телей нашей страны. Им зачитывались в 1905 г., в Октябрьскую революцию, в годы граждан­ской войны. И это не случайно: у писательницы глубокие связи с Россией.

Биография Войнич долгое время была ни­кому не известна. А между тем ее жизнь так же необычна, как и судьба ее «Овода». Ирландка по национальности, дочь профессора матема­тики, Этель Лилиан Буль еще в ранней молодо­сти сблизилась с жившими в Лондоне револю­ционерами-эмигрантами. Русский народоволец С. М. Степняк-Кравчинский стал ее другом и учителем, а поляк Михаил Войнич, бежавший в Англию из царской ссылки, — ее мужем. Некоторое время Войнич жила в Петербурге, подружилась с русскими революционерами, помогала им, носила письма и передачи аре­стованным. Ее литературная деятельность на­чалась с переводов на английский язык произведений русских писателей. Последние свои годы она жила в Нью-Йорке.



Этель Лилиан Войнич.


Близость писательницы к революционным кругам сказалась на ее творчестве. Недаром «Овод» посвящен изображению национально-освободительной борьбы итальянского народа (30—40-е годы XIX в.). Он написан горячо и страстно, в эмоционально приподнятом стиле. В нем передана героическая атмосфера народ­ного подвига, боевого содружества членов под­польной организации «Молодая Италия». Герой романа — англичанин Артур Бертон. В начале романа юный Артур, открытый и искренний, полон восторженной набожности, веры в лю­дей. Столкнувшись с предательской ролью священнослужителей, Артур становится атеи­стом. Он рвет с прошлым, отдается освободи­тельной борьбе. Его называют Оводом — так подписывает он свои колючие обличительные статьи против реакции и церкви. В атеисте и революционере Оводе трудно узнать преж­него Артура: в нем появилась замкнутость, твердость духа. Овод никогда не поступается убеждениями. Во имя общего дела он подав­ляет личные привязанности.

Страстная преданность идее, ум, умение мол­ча переносить душевные и физические муки, воля, мужество, не изменившие ему и перед расстрелом, — все эти благородные качества придают необычайную привлекательность ро­мантическому образу Овода, одного из люби­мейших героев молодых читателей.




«Овод» и Арт. Феличе

Кто автор всемирно известного «Овода», вы, конечно, знаете: Этель Лилиан Войнич. А вот как зовут ге­роя романа? На всякий случай на­помним: Артур Бертон. Но подруга юности звала его иначе — ласковым итальянским именем Феличе...

В 1912 г. в русском журнале «Всходы» появился революционно-фантастический рассказ «Гнев Эльборуна» о смелом юноше кавказского племени, который освободил свой ма­ленький народ от жестокой власти злого духа Эльборуна.

Рассказ был подписан обоими име­нами героя «Овода» — Арт. Феличе. Кто же скрывался за этим псевдо­нимом?

Сочинила рассказ молоденькая девушка Люда Ямщикова. Она показа­ла его маме, настоящей писательни­це — Маргарите Владимировне Ямщи­ковой (с ее книгами многие из вас, возможно, знакомы, она подписыва­ла их — Ал. Алтаев). Мать почувст­вовала, что у дочери есть способно­сти. Первый рассказ Люды напечата­ли в журнале.

С тех пор Людмила Андреевна Ям­щикова больше полувека издает кни­ги для детей. И на всех, как и на первом рассказе, стоит ее авторская подпись — Арт. Феличе. Почему же она именно так подписывает свои про­изведения? Это вы поймете из пись­ма Арт. Феличе. Оно написано в 1900 г., после того как в печати по­явилось сообщение, что Этель Войнич

в безвестности и нужде живет в США. Арт. Феличе писала ей:

«Ваша книга «Овод» полвека назад произвела и на меня огромное впечатление. Она помогла формиро­ванию моего характера.

До сих пор во мне живы воспоми­нания далекого детства. Я говорю это потому, что избрала своим псев­донимом имя главного героя Вашего романа. Вот уже 48 лет, как я вы­ступаю в литературе под именем Арт. Феличе.

Пусть к многочисленным письмам с выражением любви к Вам прибавит­ся и мое...

С глубоким уважением и любовью

Арт. Феличе (Л. А. Ямщикова)».

ПИСАТЕЛИ ГЕРМАНИИ (Романтики и революционные демократы)

«Он ничего не видел, кроме голубого цветка, и долго разглядывал его с невыразимой неж­ностью. Наконец, ему захотелось пригнуться к цветку; но цветок вдруг зашевелился, и вид его изменился: листья сделались более блестя­щими и прижались к растущему стеблю, цветок склонился к нему, и лепестки образовали широ­кий голубой воротник, из которого выступило нежное личико. Его радостное изумление все возрастало при виде странного превращения, как вдруг его разбудил голос матери, и он проснулся в родительском доме, в комнате, уже озаренной золотыми лучами утреннего солнца».

Этим сном о голубом цветке открывается одно из замечательных немецких романтиче­ских произведений «Генрих фон Офтердинген». Действие происходит в средние века. Но книга эта не исторический роман. Автор ее — Нова лис (1772—1801) не стремится правдоподобно и убедительно воспроизвести страницу прошлого. Это — роман-сказка. И жизненный путь героя надо понимать не буквально, а иносказательно. Через эту таинственную историю выражается взгляд Новалиса на призвание поэта. Поэт, по его мнению, как бы возвышается над буд­ничной прозой окружающего мира, создает

свой собственный мир, несет в сердце необык­новенную, красивую мечту. Для Генриха она воплощена в голубом цветке, и по ходу полу­фантастических событий этим цветком оказы­вается прекрасная девушка Матильда.

Сказка у немецких романтиков стала одним из любимых жанров. Создавались новые сказки и собирались старые, бытовавшие в устном ис­полнении. Всемирную славу заслужили народ­ные сказки, записанные и опубликованные братьями Гримм—Якобом (1785 —1863) и Виль­гельмом (1786—1859).

Сказки и легенды составили сюжеты многих лирических произведений. Так, широкую из­вестность получила созданная поэтом Клеменсом Брентано легенда о Лорелей, девушке, якобы обладающей волшебными чарами. Позд­нее в новом варианте эта легенда предстала в стихотворении Гейне.

Не знаю, что значит такое, Что скорбью я смущен; Давно не дает покою Мне сказка старых времен —

так звучит начало этой баллады у Гейне в пере­воде Александра Блока. Почему же немецким романтикам не давали покоя «сказки старых времен»? Побуждения были разные.

167


Поэты-дворяне, такие, как Новалис, враж­дебно относились к новым общественным поряд­кам, которые были установлены после победы буржуазной революции во Франции. Они болез­ненно переживали крушение старых, феодаль­ных устоев. Им хотелось остановить время, сохранить незыблемыми и старинные замки, и патриархальные нравы, и покорный народ.

У Новалиса средневековая Европа представ­лена в счастливой гармонии. Нет никаких про­тиворечий. Царит классовый мир... Такова романтическая картина прошлого, сказка, при­думанная поэтом, чтобы отвратить взор от всего, что пугало и возмущало его в современном окружающем мире.

В начале XIX в. германские земли завоевали наполеоновские войска. Не надо забывать, что если Наполеон был завоевателем, то солдаты его — бывшие участники революционных войн. Гейне недаром писал, что он учился француз­скому языку у наполеоновского барабанщика. Он имел в виду, конечно, язык французской революции. С уважением отнесся к Наполеону и Гёте — он не поддержал войну против Фран­ции, потому что она велась немецкими князьями во имя сохранения старых, феодальных поряд­ков. И когда французы были изгнаны, на гер­манских землях воцарилась реакция.

Именно в эту мрачную пору создал причуд­ливые, смешные и одновременно трагические книги крупнейший немецкий романтик — Эрнст Теодор Амадей Гофман.

ЭРНСТ ТЕОДОР АМАДЕЙ ГОФМАН (1776—1822)

Гофман был необыкновенно одаренный чело­век, и, вероятно, он не сразу бы ответил, если бы его спросили о главном призвании. Известно, что музыка была его страстью. Трудно назвать другого писателя, у которого музыкальные образы были бы так осязательно живы, так красочно убедительны. Среди его героев много музыкантов, и почти каждый из них действует как одержимый гармонией звуков. В этом смыс­ле герои похожи на автора.

Темпераментный исполнитель и дирижер, Гофман сам был незаурядным композитором. Самое значительное его музыкальное произве­дение — опера «Ундина», к сожалению, сохра­нившаяся только в отрывках. Некоторое время Гофман работал в театре. Он не только дири­жировал, но и писал декорации для сцены.

Живопись и графика были так же его призва­нием.

Но самое удивительное то, что Гофман по­лучил юридическое образование и почти всю жизнь проработал в канцеляриях судебного ведомства. Читатели нередко удивляются, как странно переплетаются у него реальные и фан­тастические картины. Но Гофман сам жил как бы двойной жизнью. Днем он исправный и акку­ратный человек, его окружает будничная проза обыкновенной жизни: юридические бумаги, про­сители по судебным делам, письмоводители, столоначальники и советники разных рангов. В свободное время он увлеченно отдается музыке, а по ночам пишет повести и рассказы, в которых обязательно происходят какие-то невероятные события. Вот студенту Ансельму приснились три золотисто-зеленые змейки, и в одну из них — среднюю — он влюбляется. Выясняется, что это дочери царя Саламандра. А кто такой царь Саламандр? Им оказывается самый обыкновенный городской архивариус



«Ноты ожили, засверкали и запрыгали...» Иллюстрация А. И. Кравченко к роману Э. Т. А. Гофмана «Крейслериана» .

168




Эрнст Теодор Амадей Гофман.

Линдхорст, тот, что живет на окраине города. Но ведь студента Ансельма любит Вероника, дочь конректора Паульмана из местной гимназии. И вот развертывается целая история, и смеш­ная, и немного страшная, идет борьба за сердце бедного студента между обыкновенной мещан­ской девушкой, мечтающей удачно выйти за­муж, и таинственной Серпентиной, золотисто-зеленой змейкой. Обо всем этом рассказывается в повести «Золотой горшок» (1814).

И ошибется тот, кто подумает, что Гофман лишь забавляется такими причудливыми исто­риями. Нет, творчество его глубоко трагично. По словам Гейне, это «потрясающий крик ужаса в двадцати томах». Гофман задыхался в душном мире Германии начала XIX в.

Он с отвращением смотрел на окружавших его обывателей и чиновников, презирая угод­ничество и чинопочитание, жалкие материаль­ные заботы и страсть к деньгам. И его роман­тические книги были попыткой вырваться из этого убожества, чтобы создать красивый, ил­люзорный мир, так непохожий на современную ему Германию.

Вот почему герой большинства произведе­ний Гофмана — странствующий музыкант, бла­городный энтузиаст, непрактичный в быту, пре­зирающий материальные блага. Он любит искус­ство и в нем находит высочайший смысл жизни.

В своем негодовании против окружающего мира Гофман поднимается до злой и беспощад­ной сатиры. В романе «Житейские воззрения кота Мурра» (1820—1821) типичное немецкое княжество представлено во всей его неприглядности и несообразности. А какими жалкими выглядят дворяне, которые кичатся своей родо­витостью!

В романтической сатире Гофмана нашли отражение его глубокие размышления над труд­ными вопросами, которые ставила жизнь. Тако­ва сказка «Маленький Цахес» (1819) о малень­ком уроде, обладавшем волшебным качеством: все, что он ни делал дурного, приписывалось другим, а за все хорошее, что делали окружаю­щие, хвалили Цахеса.

У бедного студента Бальтазара Цахес отнял невесту Кандиду, и не только потому, что он занимал важный пост. Ведь всем казалось, что интереснее, талантливее, умнее Цахеса нет ни­кого на свете. А было так: на званом вечере у невесты Цахес замяукал от боли, и все гости стали упрекать Бальтазара за неприличное поведение, а когда Бальтазар прочел стихи в честь невесты, гости стали аплодировать Цахесу: оказывается, он еще и поэт! Но Бальтазар не растерялся. Он узнал тайну волшебных чар Цахеса. Оказывается, при рождении уродца



Юная Вероника и колдунья. Иллюстрация к повести Э. Т. А. Гофмана «Золотой горшок» .

169


некая фея вложила ему несколько золотых волос. И когда Бальтазар вырвал золотые во­лосы у Цахеса, всеобщее наваждение было раз­рушено. Так, в фантастической форме было пред­ставлено одно из главных уродств буржуазного правопорядка: обладание золотом не только дава­ло власть, но и позволяло присвоить то, что со­здавали другие.

Мраку окружающей жизни Гофман мог противопоставить только свою мечту. В одном из своих поэтических рассказов — «Мартин-бо­чар и его подмастерья» (1818) — Гофман облек мечту о счастливой гармонии искусства и ремесла в живые образы.

В рассказе изображены люди, которые влюб­лены в свое ремесло, они находят в труде ра­дость и счастье, при этом заботятся не только о пользе, но и о красоте. Своим трудом они укра­шают жизнь, ибо любят прекрасное и сами создают его... Это была романтическая мечта, и никто из современников Гофмана не мог бы ответить на вопрос, осуществится ли когда-нибудь такая мечта.

Но время шло. Через восемь лет после смер­ти Гофмана, в июле 1830 г., народ Парижа покончил с режимом Реставрации. Июльская революция во Франции сразу приобрела международное значение: она нанесла мощный удар по той реакционной системе, которая была установлена в Европе после победы над Наполеоном. Революция вселила надежды в сердца многих в тогдашней Европе. Началось демократическое движение и на немецких зем­лях.

Сперва выступали одиночки, наиболее сме­лые и проницательные люди, а спустя десяти­летие, в 40-х годах, общественный подъем в стране приобрел широкий размах. Германия медленно, но неотвратимо двигалась навстречу буржуазно-демократической революции.

ГЕОРГ БЮХНЕР (1813—1837)

Среди немецких революционных демократов 30-х годов нельзя не вспомнить Георга Бюхнера — одного из первых немецких реалистов XIX в. Девизом его была правда в искусстве, и вели­кий пример реализма он видел в народной песне и в творчестве Шекспира.

Бюхнер — активная натура. Он принял энергичное участие в организации тайного об­щества и составил листовку, призывающую крестьян к восстанию. В листовке прозвучал

знаменитый призыв: «Мир — хижинам! Война— дворцам!»

Тайное общество разгромили, Бюхнер бежал и вскоре умер в эмиграции. За свою короткую жизнь он успел написать немного. Но это немногое отмечено печатью гения.

Бюхнер оказался проницательнее многих своих современников. В феодальной стране, которая только готовилась к буржуазной рево­люции, он уже ясно представлял себе противо­речивость и слабость этой революции. Приме­чательна его драма «Смерть Дантона», передаю­щая динамику событий и показывающая разные слои французского революционного общества.

Уже сам выбор такой темы — большая смелость. Ведь в Германии не только дворяне, но и буржуа были смертельно напуганы сме­лыми действиями парижских санкюлотов. Вну­шал им страх и Дантон — один из самых энер­гичных вождей революции, отправивший на гильотину Людовика XVI.

Но Бюхнер отнюдь не прославляет Дантона. Наоборот, он разоблачает его за то, что он не был последовательным революционером. Дан­тон считал, что цель достигнута — монархия разрушена и создана республика.

Для тогдашней Германии и такая программа была бы очень смелой. Но Бюхнер идет дальше. Он судит Дантона, уже опираясь на опыт XIX в., когда победившая в Англии и во Фран­ции буржуазия раскрыла свою эгоистическую антинародную сущность. И Бюхнер мечтает о народной революции, которая принесет по­беду не богачам, а людям труда.

ГЕНРИХ ГЕЙНЕ (1797—1856)

Сложный путь прошел поэт немецкой рево­люционной демократии Генрих Гейне. Миро­воззрение его противоречиво. Он называл себя солдатом революции, но временами отстранял­ся от борьбы и объявлял себя только поэтом, который поет вольную песнь и не хочет ни от кого зависеть.

По словам Маркса, он умнейший человек своего времени. Гейне много видел и многое понимал, вобрав в себя огромный обществен­ный опыт эпохи. С 1831 г. он жил в Париже, этом городе революций, и сумел оценить самые передовые идеи того времени, например учение утопического социализма Сен-Симона. Особен­но знаменательной стала для него встреча в Па­риже с молодым Марксом (в 1843 г.).

170




Генрих Гейне.

Творчество Гейне многогранно. Удивитель­но тонкий и задушевный лирический поэт, он умел беспощадно преследовать своих идейных противников. «И волчий зуб у меня и сердце волчьей закалки»,— писал он в одной из своих сатирических поэм.

Самая значительная книга прозы Гейне— «Путевые картины» (1826—1830) — поражает удивительным сочетанием лирических образов, романтически-приподнятого тона с остроум­ными, сатирическими зарисовками. Много за­душевности в картинах природы. Передан не просто пейзаж: горы, леса, восходящее солнце, горная речка Ильза. Поэт заражает читателя своим настроением, как бы погружая его в мир больших чувств.

И тут же автор раскрывает свое отношение к людям, обществу, событиям. Как бы мимохо­дом он бросает слова: «Мы живем в особо зна­менательные времена: тысячелетние соборы раз­рушают, а императорские троны сваливают в чуланы». Или вдруг возникает фигура молодо­го националиста, который даже своим внешним видом хотел походить на древних герман­цев: он не брился и не стригся, носил длин­ную черную рубаху и рыцарскую шапочку... «В общем это был дурак в натуральную ве­личину»,— заключает автор.

Этот образ не случаен у поэта. Гейне не толь­ко высмеивал ура-патриотическую болтовню не­мецких обывателей, он раньше других разгля­дел замыслы германских шовинистов. Недаром спустя столетие гитлеровцы с такой ненави­стью выступили против великого поэта.

Его ранняя «Книга песен» (1827) завоевала признание и любовь во всем мире именно своей романтической взволнованностью, мастерством воплощения, богатой гаммой человеческих чувств.

Герой ее — молодой современник поэта, страстно, активно и вместе с тем трагично вос­принимающий окружающий мир. Несчастлива его любовь, ибо она не находит признания и ответа:

Сырая полночь. Буря.

Деревья скрипят на ветру.

Я, в плащ закутавшись, еду

Один в глухом бору.

Мечта обгоняет его коня. Вот уже перед ним знакомый дом, его встречают, его ждут, его обнимают... но все это только пригрези­лось:

А ветер свистит в деревьях, И дуб говорит седой: «Куда ты, глупый всадник, С твоей безумной мечтой?..»

Не надо искать в этих стихах намека на какие-то личные огорчения поэта. Суть их глубже, богаче. Тема неразделенной любви, которая проходит через всю книгу, — это выражение дру­гой, главной романтической темы — одиноче­ства лирического героя. Оно порождено не­приятием окружающего мира.

И многие вместе со мною Грустят в немецкой стране,—

(Перевод В. Левика.)

заявляет Гейне. Недаром он сравнивает себя с Атласом, который, согласно греческому мифу, держал на голове и руках небесный свод.

Все чаще и чаще в лирике Гейне звучит ирония. Поэт мечтает и тут же иронически отбрасывает эту мечту. Начинается преодоле­ние романтизма. Гейне как бы сбрасывает по­кровы с действительности, хочет видеть всю правду.

Расширяется его социальный опыт, поэт ви­дит острее и глубже многих своих современ­ников противоречия не только феодальной, но и буржуазной действительности. Поэт, револю­ционный демократ, он дружит некоторое вре­мя с Марксом, а на силезское восстание отве­чает замечательными стихами, раскрывающими величие и мощь нового класса, бросающего вызов «богу, королю и отечеству» («Силезские ткачи», 1844). Гейне сначала слабо верил, что немцы способны подняться на борьбу. Но в 1843 г. он побывал (после 12-летней эмигра-

171




Иллюстрация А. Д. Гончарова к сборнику «Избранные стихотворения»

Г. Гейне.

ции) на родине, и плодом этой поездки явилась самая боевая его сатирическая поэма «Герма­ния. Зимняя сказка». Неистощимо остроумие поэта, особенно когда он говорит о темных силах Германии. Он бичует феодальный ре­жим, высмеивает немецких обывателей, изде­вается над прусской военщиной. Запоминается фантастическая сцена — встреча поэта с ле­гендарным германским императором Фридри­хом Барбароссой (Ротбартом). Поэт рассказы­вает Ротбарту, проспавшему несколько веков, о событиях последнего столетия, и прежде все­го о французской революции, объясняет, что такое гильотина и как с ее помощью французы покончили с монархией...

Поэма Гейне была грозным напоминанием о революции. И здесь же поэт впервые так от­четливо и вдохновенно выразил свою социали­стическую мечту. Церковной проповеди цар­ствия небесного он противопоставляет убеж­дение, что рай надо создавать здесь, на земле:

При жизни счастья нам подавай! . .

Довольно слез и муки!

Отныне ленивое брюхо кормить

Не будут прилежные руки.

(Перевод В. Левика.)

Это и была его «новая песнь, лучшая песнь», которую, «ликуя, поют миллионы».

* * *

В 40-е годы в немецкую литературу прихо­дит новое поколение поэтов и писателей. Для

них эпоха романтизма в прош­лом. Их уже не волновала судь­ба голубого цветка или музы­кальные страдания гофмановского героя. Вся страна при­ходила в движение. Близилась революция. Политические во­просы становились главными и в жизни и в литературе.

«Одна ласточка не делает весны, — писала «Рейнская га­зета», самый передовой орган тогдашней Германии, — но столь­ко певцов, которые одновремен­но выступают и, не сговарива­ясь, поют на один мотив, — явный признак перемены пого­ды».

Один за другим появляются сборники политических стихот­ворений (чаще всего они пе­чатались за границей и тайно ввозились в Германию). Широ­кое признание завоевала небольшая книжечка Георга Гервега «Стихи живого человека» (1841). В ней звучал боевой призыв к согражданам взяться за оружие и покончить с тиранией. Пламенный пафос Гервега увлекал молодежь. В годы, когда назревал общественный пере­ворот, перед каждым честным поэтом вставал один грозный вопрос: «Ты раб иль гражданин? Подумай и решись». Эти слова также принад­лежат Гервегу, и стихотворение называется «Партия».

Тогда в предреволюционных спорах, в столк­новении разных мнений и возникло понятие партийности, хотя в Германии еще не было никаких партий:

Эй, панцири на грудь!

Ни шагу без отваги!

Преграды, словно вихрь, сметайте на пути!

Всех вечных помыслов разрозненные флаги

К знаменам партии должны мы принести.

(Перевод Н. Вержейской.)

В середине 40-х годов Маркс и Энгельс начали разрабатывать свое великое учение, а в канун революции 1848 г. был создан «Союз коммунистов» — первая партия революционно­го пролетариата.

Не случайно поэтому в Германии тогда на­ряду с такими поэтами, как Гейне и Гервег, выступили первые поэты рабочего класса. Са­мый значительный среди них — Георг Веерт.

172


ГЕОРГ ВЕЕРТ (1822—1856)

Георг Веерт писал стихи, очерки, фельето­ны. Но ярче всего он проявил себя как сатирик. Сатира Веерта — явление новое в мировой ли­тература. Впервые оружием смеха владел по­эт, который не только резко и бескомпромиссно отвергал прошлое, но и утверждал мысль о неизбежности победы пролетарской революции.

В остроумной повести «Наброски из немец­кой торговой жизни» Веерт создал образ не­мецкого буржуа — господина Прейса, осто­рожного, хитрого, плутоватого и вместе с тем исполненного самомнения. Революция вы­звала у него испуг. По ночам его мучают кошмары: ему снится, что все цифры в его главной конторской книге подняли бунт про­тив его величества Нуля.

«Боже, защити нас от кроваво-красного фла­га!» — в смятении вопит господин Прейс.

Показывая растерянность немецкого буржуа перед новыми грозными силами, Веерт убеди­тельно раскрывает обреченность всего класса господ Прейсов. В этой повести пролетарий не изображен крупным планом, но автор застав­ляет почувствовать всем ходом изображаемых событий, что именно рабочему классу принад­лежит будущее.

Идея грядущей революции предельно чет­ко выражена в стихотворении Веерта «Литей­щик пушек». Перед нами рабочий, который своей жизнью и своим трудом создавал мощь Британии. Но он обездолен. И гнев его против угнетателей выливается в пророческих сло­вах:

...настанет час

Грозы и битв суровых,

Когда ударим против вас из десятидюймовых!

(Перевод И. Миримского.)



Зрелостью и последовательностью революцион­ного мировоззрения Веерт во многом обязан Марксу и Энгельсу, с которыми он был связан не только личной дружбой: он участвовал в работе «Союза коммунистов», а во время рево­люции 1848—1849 гг. был одним из редакто­ров «Новой Рейнской газеты», выходившей под руководством Маркса.

Так, на протяжении полувека немецкая ли­тература прошла большой и сложный путь — от смутного романтического протеста до пер­вых попыток воплощения коммунистического идеала.

Но поражение революции 1848 г. прервало эту линию развития. Немецкому народу пред­стояло еще немало испытаний, и борьба пере­довых литераторов была нелегкой.

ПИСАТЕЛИ США

Американская литература подарила миру много замечательных писателей, книгами кото­рых зачитываются и взрослые и дети. Почему она заняла достойное место среди других лите­ратур лишь в начале XIX в.? Ответ на этот вопрос дает сама история США.

До конца XVIII в. Северная Америка была английской колонией. Американский народ вел

тяжелую и долгую воину за независимость, В 1783 г. колония победила и создала федератив­ную буржуазно-демократическую республику — Соединенные Штаты Америки. С этого времени постепенно добивается самостоятельности и аме­риканская литература: она освобождается от влиянр1я английской литературы, отражает жизнь молодой республики.

173


ВАШИНГТОН ИРВИНГ (1783—1859)

Первый американский писатель, завоевав­ший широкую известность за пределами своей родины,— Вашингтон Ирвинг. Мастерски изо­бражая реальную жизнь, он насыщал свои рас­сказы фантастикой, юмором, мотивами народ­ного творчества. В сборник Ирвинга «Книга эскизов» (1819—1820) включены две наиболее известные новеллы писателя — «Легенда Сон­ной долины» и «Рип Ван Винкль». Они постро­ены на материалах старинных сказаний гол­ландских поселенцев. Рип Ван Винкль, лен­тяй, рассеянный мечтатель, умудрился заснуть на 25 лет. Проснувшись, он возвращается до­мой и, ничего не зная о победе американцев в борьбе за независимость, некстати провоз­глашает «ура» в честь английского короля Ге­орга III. Имя Рипа Ван Винкля стало нари­цательным в Америке: так называют ленивых, беспечных людей, живущих давно устаревшими представлениями.

Вашингтон Ирвинг считал прогрессивным буржуазный строй в Америке, надеялся, что со временем он станет более совершенным. Бур­жуазные предприниматели казались ему герои­ческими фигурами. Одному из них — миллио­неру Астору — он даже посвятил свою книгу «Астория».


ФЕНИМОР КУПЕР (1789—1851)

Современник Ирвинга — знаменитый писа­тель Фенимор Купер родился в семье судьи, богатого владельца поместья в штате Нью-Йорк. Еще совсем юным он, не закончив выс­шего образования, служил в торговом, а за­тем в военно-морском флоте. Купер повидал много стран, несколько лет жил в Европе. Но именно знание своей страны, ее истории, происходящих в ней важных перемен помогло ему создать произведения, в которых он показал мир для многих новый и неожиданный.

Известность Фенимору Куперу принес пат­риотический роман «Шпион» (1821) о трагиче­ской судьбе коробейника (мелкого деревен­ского торговца, разносившего свой товар в коробе по деревням) Гарви Берча. Во время войны за независимость он был разведчиком американской армии, сумел завоевать доверие враждебного английского командования. Од­нако соотечественники, ради которых он рис­ковал жизнью, считали Берча предателем.



Фенимор Купер.

Восхищение современников Купера, в том числе и великого русского критика В. Г. Бе­линского, вызвала пятитомная эпопея о Кожа­ном Чулке. Эпопея Купера посвящена следопы­ту и охотнику Натти Бампо — человеку беско­рыстному, смелому и благородному. Она охва­тывает время с 40-х годов XVIII в. до 1805 г.: с того момента, как юный Натти совершает свои первые военные подвиги, и до его смерти проходит 60 лет. Натти Бампо видит, как европейские колонисты захватывают земли в Америке, вырубают леса, натравливают одни индейские племена на другие. Обо всем этом и пишет Купер, рисуя рядом с жестокими коло­нистами коренное население Америки — ин­дейцев — «замечательный народ: на войне — отважный, кичливый, коварный, беспощадный, готовый к самопожертвованию, в мирное вре­мя — справедливый, великодушный, мститель­ный, скромный...»

Натти, по существу, участвует в захвате земель: он помогает своим соотечественникам продвигаться в глубь Америки, показывает им пути. Но, чистый душой, он чувствует, что новая жизнь на американских просторах несет с собой дух торгашества и собственнических страстей. Ему по душе гордые и отважные индейцы, он относится к ним с уважением и дружелюбно.

Самый популярный роман из серии книг о Кожаном Чулке — «Последний из моги­кан» (1826). Действие его происходит в 1757 г. Индеец Ункас — последний из могикан — друг Натти Бампо, тогда знаменитого английского разведчика, прозванного Соколиным Глазом.

174


Ункас — последний представитель племени, в прошлом могущественного, а теперь истреблен­ного колонистами.

Чем старше становится Натти Бампо, тем наивнее выглядят его стремления жить по законам старой жизни. В романе «Пионеры» (1823) он иногда выглядит жалким и смешным, потому что уже после победы в войне за неза­висимость, когда все прочнее становятся нравы и законы буржуазного общества, старый Натти не понимает исторической неизбежности про­исходящего. И когда в романе «Прерия» (1827) умирает Натти, скитавшийся по степям и жив­ший воспоминаниями о прошлом, с ним как бы умирает и старая Америка.

Романы Купера читаются с увлечением. Мы ощущаем их глубокую поэтичность, нас захва­тывают романтика приключений, волевые, от-

важные и целеустремленные герои, индейские сказания и легенды, вкрапленные в эти ро­маны, наконец, те полные жизни картины природы, на фоне которых разыгрываются события.

Быстрый технический прогресс, стремитель­ное развитие промышленности, кричащие про­тиворечия сказочных обогащений и чудовищ­ной нищеты ознаменовали новый период в исто­рии США.

Назревала гражданская война между север­ными штатами, твердо ставшими на новый, буржуазный путь развития, и южными, не же­лавшими отказываться от рабовладельческих устоев. Американские писатели в разных фор­мах отразили эти социальные противоречия своей страны.



Ункас в плену у гуронов. Иллюстрация Э. Андриолли к роману Ф. Купера «Последний из могикан».

ЭДГАР АЛЛАН ПО (1809-1849)

Очень талантливый и своеобразный писа­тель Эдгар По с болезненной остротой воспри­нял все то отрицательное, что несло с собой быстрое развитие капитализма. Южанин по про­исхождению, он хотел оставить незыблемыми старые, патриархальные обычаи, не понимал, что они жестоки, связаны с рабовладением и исторически обречены на гибель. Зато писатель очень ясно представлял себе, как опасен для подлинного искусства буржуазный дух коры­сти, стяжательства. Он ненавидел литературу, рассчитанную на низкий вкус американского мещанства, продажную журналистику. Такую журналистику он остро высмеял в блестящем сатирическом рассказе «Литературная жизнь Каквас Тама, эсквайра».

Суровую жизнь прожил писатель. После смерти родителей он рос в семье коммерсанта Аллана. Поняв, что Эдгар не хочет идти по его стопам, опекун отказал ему в материаль­ной помощи. Всю жизнь По нуждался и умер в бедности.

Наряду с произведениями, в которых с особой силой отражены его мрачные, болезненные настрое­ния, Эдгар По создал увлекательные рассказы о путешествиях, детективные рассказы о за­путанных преступлениях. В его научно-фан­тастических произведениях проявился интерес писателя к точным наукам и осведомленность в них («Необыкновенные приключения Ганса Пфалля» — о путешествии на Луну на воздуш­ном шаре). Эдгар По живо интересовался до­стижениями современной ему науки и техники

175




Эдгар Аллан По.

и не терял веры в могущество человеческого разума. Он рассказывает, как благодаря тон­ким, логическим умозаключениям человек спа­сает свою жизнь («Низвержение в Мальстрем»), находит клад («Золотой жук»), разгадывает сложнейшие преступления («Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже», «Украденное пись­мо»).

Лучшие рассказы Эдгара По читаются всег­да с напряженным интересом: так необыкно­венны и трагичны положения, в которые по­падают его герои, так изобретательна фанта­зия писателя, так строго логичен ход его мы­слей.

Эдгар По писал и лирические стихотворе­ния. Он много сделал для обогащения и совер­шенствования родного поэтического языка.

ГЕНРИ УОДСУОРТ ЛОНГФЕЛЛО

(1807—1882)

Накануне гражданской войны промышлен­ного Севера с рабовладельческим Югом многие американские писатели поддерживали своим творчеством борьбу аболиционистов — сторон­ников отмены рабства.

В 1842 г. появились «Песни о рабстве» Ген­ри Уодсуорта Лонгфелло. В них нет прямых призывов к отмене рабства, но в них поэт рисует бесчеловечность рабовладельцев, стра­дания рабов.

Мировую известность принесла Лонгфелло «Песнь о Гайавате» (1855). В России она была издана в прекрасном переводе поэта И. Бу­нина. Переводчик сумел сохранить очарование этой поэмы: своеобразие ее языка, который в подлиннике отражает всю поэтичность индей­ского народного творчества. В основе произ­ведения — сказания индейских племен о по­лулегендарном вожде, мудром и любимом Гай­авате. Он жил в XV в., перед тем как первые европейские поселенцы появились на амери­канских землях. В поэме поется о том, как

Трудился Гайавата,

чтоб народ его был счастлив,

чтоб он шел к добру и правде...

«Ваша сила лишь в согласье,

а бессилие в разладе.

Примиритеся, о дети!

Будьте братьями друг другу».

В эпилоге поэмы индейские племена, по заветам Гайаваты, добровольно отдают себя в руки «белых братьев — христиан». Здесь поэт



Искателям клада повезло: они от­копали сундук с сокровищами. Иллюстрация Г. Г. Филипповского к повести Э. А. По «Золотой жук» .

176




Осторожная Нокомис

Говорила Гайавате:

«Не ходи, о Гайавата,

В царство Западного Ветра:

Он убьет тебя коварством,

Волшебством своим погубит...»

Иллюстрация Ф. О. К. Дарлея к поэме Г. У. Лонгфелло «Песнь о Гайавате».

явно поступился правдой: мы знаем, как упорно и отчаянно сопротивлялись индейские племена захватчикам-европейцам.

Религиозно настроенный Лонгфелло призы­вал бороться против несправедливости путем морального самоусовершенствования. Он мно­го лет преподавал в университете и перевел на английский язык ряд выдающихся произведе­ний европейских писателей.

ГАРРИЕТ БИЧЕР-СТОУ (1811—1896)

С движением за уничтожение рабства тесно связано творчество Гарриет Бичер-Стоу — ав­тора всемирно известной книги «Хижина дяди Тома». Бичер-Стоу написала много произведе­ний, но только «Хижина дяди Тома» (1852) принесла ей мировую славу. Писательница бы­ла близка к среде американского духовенства, и это отразилось на ее мировоззрении: она считала, что терпение рабов и «христианское милосердие» плантаторов — путь к их примирению. И все же книга Бичер-Стоу сыграла большую роль в движении за отмену рабства. Южные плантаторы узнавали себя в образах жестоких помещиков из «Хижины дяди Тома» и собирались подать в суд на автора книги за клевету. Американский президент Авраам Линкольн, познакомившись с Бичер-Стоу, спро­сил, не та ли она «маленькая женщина, ко­торая вызвала большую войну?» (т. е. граждан­скую войну Севера и Юга).

Главный герой книги — негр Том вызывает глубокие симпатии читателей своей честностью, добротой и трудолюбием. Однако нам глубоко чужда идея христианского непротивления, во­площением которой является Том. Пройдя че­рез муки непосильного труда, избиений, он все же перед смертью прощает своих убийц.

Писательница рисует портреты не только смиренных христиан, но и негров-борцов, лю­дей большой воли и одаренности, охваченных ненавистью к рабству и стремлением вырваться из его цепей. Это изобретатель Джордж Гаррис, его жена Лиззи, смелая и самоотвержен­ная мать, чудом спасшая своего ребенка, про­данного работорговцу. Это негритянка Касси, жестоко отомстившая своему хозяину Легри за страшные унижения, которые она терпела...

Картины рабства, нарисованные Бичер-Стоу со страстным негодованием на основании лич­ных наблюдений и большого фактического ма­териала, произвели на современников огромное впечатление. Демократические читатели Аме­рики восприняли «Хижину дяди Тома» как



Гарриет Бичер-Стоу.

177


книгу, близкую их чувствам и интересам. Очень показательно, что о жестоком Легри сложили народную песню.

В России в период борьбы с крепостным пра­вом «Хижину дяди Тома» читали с захваты­вающим интересом. Эту гуманную книгу вы­соко оценили революционные демократы — Нек­расов, Добролюбов, Чернышевский.

УОЛТ УИТМЕН (1819—1892)

С важнейшим в истории Соединенных Шта­тов периодом гражданской войны между Се­вером и Югом в большой мере связано твор­чество поэта-демократа Уолта Уитмена, защи­щавшего своим творчеством демократические идеалы народных масс.

Уитмен — сын бедных фермеров, живших недалеко от Нью-Йорка. Он начал зарабаты­вать на жизнь с детства и сменил немало про­фессий: был посыльным, наборщиком, школь­ным учителем.



Иллюстрация Ф. Мазереля к стихотворению У. Уитмена «Каламус».



Уолт Уитмен.

И перед войной, и во время войны между Севером и Югом (Уитмен участвовал в ней как санитар армии северян) поэт страстно призы­вал в своих стихах к борьбе за отмену рабства.

Гуманизм Уитмена, его вера в светлое бу­дущее народа, уважение к труду, который он поэтизирует в стихах, и к разуму человека придают его творчеству оптимистический, жиз­неутверждающий характер.

В сборнике стихов «Листья травы» (его пер­вое издание вышло в 1855 г.) Уитмен выступил как поэт-новатор. Он пытался охватить все многообразие жизни, ибо все достойно быть воспетым — и красавец паровоз, созданный ру­ками и разумом человека, и Бруклинский мост, и «беглый негр, и каждый лист травы...». Он пишет, обращаясь к своей музе:

Муза! Я принесу тебе наше здесь и наше сегодня,

Пар, керосин и газ, экстренные поезда,

великие пути сообщения,

Триумфы нынешних дней: нежный кабель Атлантики,

И тихоокеанскую железную дорогу, и Суэцкий канал,

и Готардский туннель,

и Бруклинский мост,

Всю землю тебе принесу, как клубок,

обмотанный рельсами и пароходными

тропами, избороздившими каждое море,

Наш вертящийся шар принесу...

(«Песня о выставке», перевод К. Чуковского.)

Темы стихотворений Уитмена очень разно­образны: фермерская и городская жизнь, пей­зажи, любовь, революционные события в Ев­ропе, борьба против рабства на родине поэта... Стихи его по форме приближаются к оратор-

178


ской речи. Они построены на внутреннем ритме и большей частью не рифмованы.

После гражданской войны между Севером и Югом Уитмен потерял веру в то, что Соединенные Штаты станут страной подлинной демократии.

Творчество Уитмена оказало большое влия­ние на многих писателей европейских стран, а для американской революционной поэзии его стихи стали плодотворной традицией.

МАРК ТВЕН (1835—1910)

Знаменитый американский писатель Марк Твен (Самюэль Ленгхорн Клеменс), живший позднее Уитмена, имел возможность с еще боль­шей ясностью увидеть, как далека его родина от идеала подлинной демократии. Несмотря на это, Твен в большей части своих произведений оставался писателем жизнерадостным, замеча­тельным юмористом.

Большинство произведений Твена связано с традициями народного юмора Америки, что придает его многочисленным рассказам особую прелесть, яркую национальную окраску. В са­мых незначительных явлениях Твен замечает смешное и о самых обыденных вещах расска­зывает изобретательно и остроумно. Он пока­зывает торгашеский дух буржуазии, жажду наживы и беспринципность политиканов. В рас­сказе «Как меня выбирали в губернаторы» он



Первый королевский обед Тома. Иллюстрация Б. Л. Игнатьева к роману М. Твена

«Принц и нищий».



Марк Твен.

высмеивает предвыборную кампанию, превра­тившуюся в соревнование клеветников. В рас­сказе «Журналистика в Теннесси» изображает грубые нравы американской печати, погоню за сенсацией, беспринципную борьбу конкури­рующих газет. В таких всемирно известных рассказах, как «Разговор с интервьюером», «Мои часы», «Как я редактировал сельскохо­зяйственную газету» и др., привлекает из­обретательность автора, кото­рый создает необычайно смеш­ные по своей неожиданности и нелепости ситуации.

Твен очень наблюдательный писатель, прекрасный знаток психологии и быта простых лю­дей Америки, буржуазной и ме­щанской среды. На своем жиз­ненном пути он встречался с людьми самых разнообразных профессий. Сын провинциаль­ного судьи, он с 12 лет начал работать: учеником в типогра­фии, наборщиком, лоцманом на пароходе и, наконец, журнали­стом. Из воспоминаний о паро­ходе, на котором он плавал по Миссисипи, возник и псев­доним писателя: «марк твен» — термин, употребляемый при из­мерении глубины реки.

179




Том занят важным делом. Иллюстрация В. Н. Горяева к повести М. Твена «Приключения Тома Сойера» .

Воспоминания о детских годах послужили Твену материалом для двух всемирно извест­ных любимых детских книг — «Приключения Тома Сойера» (1876) и «Приключения Гекльберри Финна» (1884). Том и его друзья ищут романтических приключений и свободы вдали от мещанского провинциального городка, от скуки религиозных воскресных школ, от нуд­ных наставлений школьных учителей. Со свой­ственными Твену наблюдательностью и тон­ким юмором обрисованы нравы американской провинции первой половины XIX в. А детские переживания Тома раскрыты писателем с тро­гательной любовью и проникновением в пси­хологию подростка.

Том Сойер — один из самых обаятельных образов детской литературы. Пусть в своих выдумках и проказах он иной раз не знает меры, зато в серьезных, а подчас и опасных переделках Том остается верным и отважным другом. Выступая на суде свидетелем, Том не побоялся взять под защиту обвиненного в убийстве старика и сказать правду о подлин­ном убийце — страшном и мстительном индей­це Джо. Он далеко не всегда правдив, но мы гораздо больше верим в его привязанность к тете Полли, заменяющей ему мать, чем в любовь к ней «примерного», но эгоистичного, подчас коварного и расчетливого брата Тома —Сида.

Когда Марк Твен писал книги о Томе и Геке, рабство в Америке уже отменили. Но угнетение негров и расовое неравенство оста­валось, как продолжает оно существовать и сей­час. Твен не мог относиться равнодушно к этому позорному явлению американской жизни.

В повести о маленьком бродяге, свободо­любивом Геке Финне, постоянно рядом с ним его друг — черный невольник, беглый негр Джим. Они странствуют на плоту по реке Миссисипи: Гек сбежал от богатой вдовы, кото­рая приютила его, но замучила своими надо­едливыми наставлениями, а Джим стремится попасть в свободные штаты, где нет рабства.

Твен не только веселый юморист, но и бле­стящий сатирик. Его книга «Янки при дворе короля Артура» (1889) разоблачает феодально-монархические пережитки, которые еще со­хранились в некоторых буржуазных странах Европы. Писатель, так же как и его герой, приходит к мысли, что только революция мо­жет дать свободу угнетенному человеку. И ког­да произошла русская революция 1905 г., она встретила горячее сочувствие у Твена.

Почти все дети нашей страны знают инте­реснейшую историю, написанную М. Твеном,— «Принц и нищий» (1882). В ней рассказывается о судьбе маленького оборвыша Тома Кенти и ан­глийского принца Эдуарда. Действие происхо­дит в XVI в. По чистой случайности Том ста­новится на время наследником престола, а принц Эдуард вместо Тома оказывается среди нищих. Тогда-то маленький принц и узнает правду о горькой судьбе своего народа, о жестоком произволе королей, их министров и чиновников. Постепенно меняются взгляды и отношение к жизни ранее избалованного и не знавшего людского горя ребенка. И, вернувшись опять в свой дворец, Эдуард делается добрым, забо­тящимся о благе своего народа королем. А Том Кенти, хоть иной раз и попадал в смешные положения, не зная придворного быта, восхи­щает читателя: нищий мальчик из народа, сам того не понимая, часто бывал куда мудрее всех важных и опытных министров.

Многие произведения Твена не печатались на его родине до последнего времени. Слишком резки его высказывания об американской «де­мократии», о колониальной политике амери­канского империализма.

Лишь недавно увидали свет письма и днев­ники Твена, его незаконченная автобиография, памфлеты и др. Они рассказывают о том, что честный художник, горячо любивший свой на­род, испытывал мучительные разочарования, видя, как попираются в его стране демократи­ческие идеалы.

180


ФРАНК НОРРИС (1870—1902)

В самом конце XIX в., когда по всей стра­не росло рабочее движение и ширились выступ­ления фермеров против трестов, в Америке выступил смелый и правдивый писатель — Франк Норрис. Писатель посвятил свой роман «Спрут» (1900) борьбе фермеров с железнодо­рожным трестом, представители которого при­бегали к самым коварным методам разорения фермеров, стремясь заполучить их земли.

О'ГЕНРИ (1862—1910)

Некоторые американские писатели уступа­ли требованиям издательств, журналов, кото­рые настаивали на непременно счастливых концах и описаниях радужных картин аме­риканской жизни. Один из таких писателей — О'Генри (псевдоним Вильяма Сиднея Портера).



О'Генри.

Почти все его рассказы оканчиваются счаст­ливо, а героев их очень часто ждут нечаянные удачи. Развязки его произведений настолько неожиданны, что, как ни старается читатель предугадать конец и поступки героев, он всег­да попадает впросак: автор поистине неисто­щим в своей изобретательности.

...Два жулика похитили десятилетнего сы­нишку у богатого гражданина, надеясь получить за него солидный выкуп.



Иллюстрация Г. Г. Филипповского к рассказу О'Генри «Вождь краснокожих».

Мальчишка ничуть не обеспокоен этим происшествием и с большим увлечением играет в индейцев; пещера, где его спрятали, очень подходит для игры. Своими выдумками и проделками озорной «вождь кра­снокожих» настолько замучил похитителей, что они в конце концов согласились сами запла­тить большие деньги его отцу, чтобы как-нибудь избавиться от мучителя («Вождь краснокожих»).

В рассказе «Родственные души» грабитель забирается в квартиру богача. Оба героя — и грабитель и его жертва — страдают ревма­тизмом. Рассказ оканчивается самым неожи­данным образом: забыв обо всем, вор затевает с богачом длинный дружеский разговор о том, как лучше избавиться от проклятой болезни, и тянет свою «жертву» в кабачок, чтобы уго­стить его за свой счет, потому что «только спирт­ное и может помочь».

Однако в произведениях О'Генри нельзя не заметить большой любви автора к простым людям Америки — фермерам, ковбоям, клер­кам, продавцам, к тем, кого называют «малень­кими людьми» в мире, где правит «большой бизнес». Именно в этой любви — источник теп­лого, мягкого юмора писателя.

***

США, как писал В. И. Ленин, стали «одной из первых стран по глубине пропасти между горсткой обнаглевших, захлебывающихся в гря­зи и в роскоши миллиардеров, с одной стороны, и миллионами трудящихся, вечно живущих на границе нищеты, с другой». Реалистическая литература Соединенных Штатов, возмужав­шая в XIX — начале XX в., отразила эти слож­ности и противоречия американской жизни.

181


ПИСАТЕЛИ ФРАНЦИИ

В XIX в. во Франции, как и в других стра­нах Европы, литература вступила в новый пе­риод развития. Активность народных масс и значительный прогресс в просвещении привели в прошлом столетии к тому, что произведения передовых художников зазвучали как «звонкое эхо» эпохи, по выражению Гюго.

ВИКТОР ГЮГО (1802—1885)

Большую роль во французской литературе сыграл прогрессивный романтик Виктор Гюго. В своем творчестве он обращался непосред­ственно к народу, в его среде находил своих героев (Квазимодо, Эсмеральда, Жан Вальжан, Гаврош). Он первым широко использовал нелитературный язык улицы, ввел в свои пьесы, несмотря на то что они написаны стихами, разговорные обороты.




Виктор Гюго.

Вслед за социалистом-утопистом Сен-Симоном (1760—1825) Гюго утверждал, что обще­ство должно охранять не наследственные права аристократии, а гражданские права трудяще­гося человека. Выступая в защиту отверженных, обездоленных, Гюго обличал несправед­ливость буржуазных законов.

В 1822 г. появляется первый сборник Гюго «Оды и другие стихотворения». В 1826 г. — «Оды и баллады», в 1829 г.— сборник «Восточ­ные мотивы».

Социальные идеи Гюго, его демократизм нашли выражение в повестях «Последний день приговоренного к казни» (1829), «Клод Ге» (1832). Как отмечал сам автор, они могли «по­служить введением к книге, в которой решалась бы великая проблема народа XIX в.».

Важный этан в творчестве Гюго — работа над историческим романом «Собор Парижской богоматери» (1831) и драмами 30-х годов — «Эрнани», «Король забавляется», «Мария Тюдор», «Рюи Блаз». Во всех этих произведениях рас­крывается нравственное величие человека из народа.

Трагическая история Эсмеральды, девушки, выросшей среди цыган и городских бродяг, переплетается в «Соборе Парижской богома­тери» с волнующим рассказом о Париже XV в., с рассказом о господстве церковных догматов и суеверий, о феодальном произволе над людьми.

В отличие от героев литературы XVII и XVIII вв. герои Гюго сочетают в себе противо­речивые качества. Широко пользуясь романти­ческим приемом контрастного изображения (см. ст. «Романтизм и реализм в литературе XIX в.»), иногда сознательно преувеличивая, обращаясь к гротеску как средству характеристики, Гюго противопоставляет духовное и физическое в об­разах своих героев. Горбатый, пугающий своим уродливым обликом звонарь собора Парижской богоматери оказывается способным на любовь, по-детски прекрасную, возвышенную. Сочувст­вуя Квазимодо в его любви к Эсмеральде, мы перестаем замечать его физическое уродство и восхищаемся его душевной красотой.

До сих пор роман поражает нас своими яр­кими красками, контрастами в изображении различных характеров и обстоятельств.

Борьбу со злом, которую вели романти­ческие герои Гюго, продолжал сам писатель в реальной жизни современного ему общества. С глубоким возмущением узнал Гюго — в то время уже депутат Национального собрания — о подготовке монархического государственного переворота Луи Бонапарта в 1851 г. Объяв­ленный вне закона, поэт не побоялся штыков

182




«Толпа застыла в изумлении— Это колдовство!— послышал­ся мрачный голос в толпе». Иллюстрация Ф. Мазереля к роману В. Гюго «Собор Парижской богоматери».

и ружей монархистов, настойчиво и самоотвер­женно призывал народ к восстанию.

После прихода к власти Наполеона III и до самого падения Второй империи Гюго на­ходился в изгнании. На Островах Атлантиче­ского океана (Джерси, Гернсей), где он про­вел девятнадцать лет, Гюго создал книгу сати­рических стихов «Возмездие» (1853), направ­ленную против Наполеона III, замечательные романы «Отверженные» (1862), «Труженики мо­ря» (1866), «Человек, который смеется» (1869).

В «Отверженных» автор решительно защи­щает право народа на счастье. Роман этот не только история беглого каторжника Жана Вальжана, а прежде всего социальная эпопея, где многогранно освещена проблема народа XIX века. Судьба героя, попавшего на каторгу за попытку украсть для голодающих детей хлеб, вскрывает трагическое несоответствие между «преступлением» Вальжана и наказанием. Пре­ступен не голодающий народ, говорил Гюго, пре­ступно отношение к народу правящих классов.

Стихия революции, свободолюбие народа живут в образе мальчика Гавроша. Вездесущий и неутомимо любопытный, Гаврош, выросший на улице среди нищих и воров, примыкает к восстанию обездоленных. Человечность и от­зывчивость привели его на баррикады. В на­шей памяти он остается воплощением велико­душного народного героизма.

Гюго разделял со своими героями жажду свободолюбия. В 1859 г. он пытался спасти от американского суда приговоренного к смертной казни руководителя освободительной борьбы негров в США Джона Брауна.

Не раз выступал Гюго в защиту националь­но-освободительного движения народов Италии, Крита, Кубы. Вернувшись в 1870 г. во Фран­цию из изгнания, поэт в осажденном пруссака­ми Париже писал стихи во славу коммунаров, воспевал их патриотизм (сб. «Грозный год», 1872). Гюго осудил палачей Парижской комму­ны и за это подвергся преследованиям. Но до конца жизни он остался верен демократическим идеалам.


ЖОРЖ САНД (1804—1876)

По своим общественным взглядам близка Гюго известная писательница Жорж Санд. Жен­щина выдающегося ума, республиканка по убеж­дениям, Аврора Дюдеван в 30—40-е годы вы­ступила под псевдонимом Жорж Санд со своими романами «Индиана» (1832), «Валентина» (1832), «Консуэло» (1843). Жорж Санд— горячая сто­ронница женского равноправия; ее героини, как и сама писательница, — женщины волевые, са­мостоятельные, способные на глубокое чувство. Жорж Санд умела найти пленительные краски, чтобы обрисовать богатый душевный мир своих героев, их горести и радости.

Так рассказала писательница историю Кон­суэло. Испанка по происхождению, Консуэло осталась одна после смерти матери, без средств к существованию. К счастью, она жила в Ита­лии (события, описанные в романе, относятся к XVI11 в.), в стране с мягким климатом — единственным утешением для бедняков.

Жорж Санд поэтизирует это «дитя нищеты». Консуэло из милости получила музыкальное образование и могла бы сделать головокружи­тельную карьеру, но, привязанная к своему другу детства Андзолетто, девушка не поже­лала принять покровительства богатого меце­ната и предпочла остаться в бедности, сохра­нив свободу.

183




Жорж Санд.

Жорж Санд рассказывает о скитаниях Консуэло по дорогам Италии и Австрии, о ее встре­чах с молодым Гайдном, которому предстояла великая слава композитора, о ее любви к гра­фу Рудольфштадтскому.

Свободолюбие, ненависть к тирании, осуж­дение всякой эксплуатации человека челове­ком, поэтизацию народных героев-тружени­ков мы находим как в романах, так и в повес­тях Жорж Санд («Странствующий подмастерье», «Мельник из Анжибо», «Чертово болото», «Ма­ленькая Фадетта»).

В доме Жорж Санд в Париже собирались выдающиеся люди. Ее близкими друзьями были Альфред де Мюссе и Фредерик Шопен, Генрих Гейне и Бальзак, Флобер, певица Полина Виардо (послужившая прообразом для Консуэло) и И. С. Тургенев.

Жорж Санд пользовалась огромным успе­хом у демократически настроенных русских чи­тателей. «Было время, — писал Салтыков-Щед­рин,— когда во Франции господствовала беллетристика идейная, героическая. Она зажи­гала сердца и волновала умы... Люди сороко­вых годов и доселе не могут без умиления вспом­нить о Жорж Санд и Викторе Гюго».

АЛЕКСАНДР ДЮМА (1803—1870)

Среди писателей XIX в. выделяется коло­ритная фигура Александра Дюма.

Настоящий романтик, Дюма обладал пылким воображением, умел блестяще построить фабу­лу, сюжет своих пьес и романов, подать всем

известные факты в совершенно неожиданном и новом освещении, увязать вымышленные собы­тия с действительными.

Это определило славу Дюма — драматурга и исторического романиста. «Три мушкетера» (1844), «Двадцать лет спустя» (1845), «Граф Монте-Кристо» (1845), «Королева Марго» (1846), как и многие другие романы Дюма, вольно, но ярко и увлекательно излагают различные исторические события.

В романах Дюма выступают Людовик XIII, Ришелье. Многое в их характеристиках досто­верно. Но, по сути дела, исторический роман А. Дюма знакомит нас с романтическими ге­роями. Атос, Портос, Арамис и д'Артаньян — дворяне, которым писатель симпатизирует. Они люди гордые, но великодушные, отличные то­варищи. Вовлеченные в самые невероятные приключения, они умеют хранить верность сво­им идеалам. От их проворства и удали зави­сит Судьба англо-французской политики. Д'Артаньян и его друзья заставляют примириться французских вельмож с двором, диктуют мир Анне Австрийской и Мазарини, помогают Кар­лу II стать королем английским и т. д.




Александр Дюма.

Дюма умел создавать идеальные характе­ры, увлекать читателей полетом фантазии. В этом — неувядающая слава его романов, в этом — секрет того, что книги Александра Дю­ма на протяжении многих десятилетий пере­ходят от одного поколения юных читателей к другому.

184


ФРЕДЕРИК СТЕНДАЛЬ (1783—1842)

Реалистическое направление в литературе XIX в. возглавили великие французские ро­манисты Стендаль и Бальзак. Во многом опи­раясь на опыт романтиков, которые глубоко интересовались историей, писатели-реалисты увидели свою задачу в том, чтобы изобразить общественные отношения современности, быт и нравы Реставрации и Июльской монархии.

Фредерик Стендаль (псевдоним Мари Анри Бейля) с армией Наполеона побывал в Италии, Германии и Австрии. В 1812 г. с главными силами французской армии он прошел путь до Москвы.

Реставрация Бурбонов застала Стендаля в Италии, где он написал первые книги об ис­кусстве. Горячая дружба связала писателя с итальянскими карбонариями — членами тайной революционной организации, существовавшей в Италии в первой трети XIX в. В рассказе «Ванина Ванини» (1829) перед нами возникает романтически привлекательный образ респуб­ликанца Пьетро Миссирилли, отважного и гор­дого итальянского патриота.

В 1830 г. Стендаль создал роман «Красное и черное», а в 1839 г. в Париже за два месяца написал роман «Пармская обитель», который принес ему известность. Бальзак посвятил Стендалю большую статью «Этюд о Бейле».

Два героя Стендаля вошли в мировую лите­ратуру как олицетворение непокорной, свобо­долюбивой юности. Один из них — Жюльен Сорель, сын плотника из французской провин­ции («Красное и черное»), другой — итальян­ский аристократ Фабрицио дель Долго («Парм­ская обитель»).

Шестнадцатилетний Фабрицио дель Донго покинул родную Италию, чтобы сражаться в войсках Наполеона. Доверчивый и пылкий, жаждавший героических подвигов, он считал Наполеона освободителем Италии от власти австрийской монархии.

Юному герою Стендаля, свидетелю раз­грома французской армии при Ватерлоо, суждено было узнать суровую правду войны, расстаться со своими иллюзиями.

Жюльен Сорель вступил в самостоятельную жизнь уже после падения Наполеона, в период реставрации Бурбонов. При Наполеоне ода­ренный юноша из народа, возможно, сделал бы военную карьеру. Сейчас же единственную возможность подняться в верхи общества он видел лишь в том, чтобы, окончив духовную семинарию, стать священником.



Заключенный в Пармскую крепость, Фабрицио получает весть о смерти своего отца — маркиза дель Донго. Иллюстрация Г. Г. Филипповского к роману Ф. Стендаля «Пармская обитель».

Воспитатель детей мэра города Веррьера господина де Реналя, Жюльен носился с често­любивыми планами, сознательно подражая ли­цемерному мольеровскому Тартюфу. Таким мы видим его в начале романа. Затем, пройдя через ряд испытаний, он понял, что карьеризм невозможно совместить с возвышенными чело­веческими порывами, которые жили в его душе.

Брошенный в тюрьму за покушение на жизнь госпожи де Реналь, Жюльен Сорель по­нял, что его собираются казнить не только за преступление, которое он совершил. «Вы видите перед собой простолюдина, возмутив­шегося против своего низкого жребия... Вот мое преступление, господа», — заявил он сво­им судьям.

В образе Жюльена Сореля Стендаль запе­чатлел наиболее существенные черты характера молодого человека начала XIX в. В его душе

185




борются хорошие и дурные наклонности, карь­еризм и революционные идеи, холодный расчет и романтическое чувство.

В романе «Красное и черное» Стендаль со всеми тончайшими оттенками анализирует мыс­ли и поступки человека, его противоречивые порывы. Как художник-психолог, Стендаль от­крыл новые пути в искусстве XIX в.

ОНОРЕ ДЕ БАЛЬЗАК (1799—1850)

Главой реалистической школы 30—40-х го­дов был Оноре де Бальзак.

С 30-х годов прошлого века и до конца жизни Бальзак трудился над созданием боль­шого цикла произведений, романов и повестей, которые впоследствии объединил под общим названием «Человеческая комедия». Писатель предполагал сделать «Человеческую комедию» такой же энциклопедией современной жизни, какой была «Божественная комедия» Данте для своего времени. И он действительно создал произведения, без которых наше представле­ние о жизни прошлого века оказалось бы непол­ным.

Европейскую славу принесли Бальзаку ро­маны: «Шагреневая кожа» (1830), «Евгения Гранде» (1833), «Отец Горио» (1834), «Утра­ченные иллюзии» (1837—1843); повести и рас-

сказы: «Гобсек», «Неведомый шедевр», «Пол­ковник Шабер», «Дело об опеке» и др.

Бальзак насытил свои произведения живыми подробностями, бытовыми деталями. Более дру­гих художников 30-х годов он настаивал на изображении обыденных сторон человеческой жизни, на правдивом воспроизведении социаль­ной среды.

Нравственное падение людей, их корыстные интересы в условиях капиталистического общест­ва Франции нашли отображение во всех про­изведениях Бальзака. Писателю часто не хва­тало одного романа, чтобы рассказать, как сло­жилась жизнь какого-то человека, поэтому своих героев он переносил из одного произведения в другое. В этом одна из особенностей построе­ния «Человеческой комедии». Иногда писатель изображает своего героя уже взрослым, сло­жившимся, а затем в другом романе описы­вает его юность. Например, с Эженом Растиньяком, выходцем из обедневшей аристократи­ческой семьи, мы знакомимся сначала в романе «Шагреневая кожа», где он, буржуазный делец, дает «мудрые», циничные советы герою романа молодому Рафаэлю де Валентену. Затем в ро­мане «Отец Горио» мы встречаем Растиньяка совсем молодым человеком, впервые приехав­шим в Париж. Здесь пока не он, а его «настав­ляют на путь истины» люди, для которых не существует ни чести, ни совести, в частности беглый каторжник Вотрен. Но многое из того, что говорят Вотрен, Гобсек и сам Растиньяк о буржуазном обществе и его законах, попирающих нормы общественной морали, — истинная правда.



Ростовщик Гобсек.

«Он, по обыкновению, сидел в глубоком кресле, неподвижный, как статуя, вперив глаза в выступ камина, словно перечи­тывал свои учетные квитанции и расписки». Иллюстрация Г. Г. Филипповского к роману О. Бальзака «Гобсек».

186




В романах «Отец Горио». «Евгения Гранде», «Утраченные иллюзии» Бальзак показал, что деньги — бич и кумир буржуазии — губят и растлевают таланты. Писатели Франции и других стран мира не раз разрабатывали сю­жеты, намеченные Бальзаком, рассказывая о власти денег над людьми, о трагедии личности в буржуазном о5ществе.

Гениальность Бальзака проявлялась также в том, что он создавал необычайно живые, человеческие характеры, остро чувствуя инди­видуальность каждого из своих героев и осо­бый, свойственный каждому из них строй речи.

Многие художники, и в частности Достоев­ский, переводивший в молодые годы роман Бальзака «Евгения Гранде», учились у Баль­зака мастерству в построении диалога, восхи­щались его способностью художественно обоб­щать, синтезировать жизненные явления. Об этом писал и А. М. Горький — горячий по­клонник Бальзака.

ПРОСПЕР МЕРИМЕ (1803—1870)

Наиболее признанный мастер французской новеллы 30—40-х годов — Проспер Мериме.

В 1827 г. он выпустил книгу песен «Гузла», от имени сербского сказителя Иакинфа Маглановича. Баллады славян, записанные автором в прозаической форме, оказались настолько удачным подражанием народному творчеству, что многие тонкие ценители приняли их за оригинальные произведения фольклора, в том числе Пушкин и Мицкевич. Пушкин, к тому вре­мени уже заочно познакомившийся с Мериме через их общего друга библиографа С. А. Собо­левского, вдохновенно переработал многие пес­ни из сборника «Гузла», включив их в свои «Песни западных славян» (1834). Такие баллады Пушкина — Мериме, как «Видение короля», «Конь», вошли в сокровищницу русской поэзии.

Картины жизни болгар, сербов, страдавших от иноземного гнета и турецкого произвола, призыв к национальной самозащите — вот со­держание этих героических песен. В сборник вошли также бытовые песни («Федор и Елена», «Вурдалак»).

В 1829 г. Мериме публикует исторический роман «Хроника времен Карла IX», где досто­верно изображает кровавые события Варфоло­меевской ночи 1572 г.

Однако Мериме не стал реалистом типа Бальзака: во всех его произведениях чувст­вуется связь писателя с романтиками. Его при­влекают необычайные характеры, яркие роман­тические краски и ситуации, но местный коло­рит он воссоздает реалистически.

Мериме сохраняет спокойный, трезвый взгляд на людей, как бы драматична ни бы-



187




Иллюстрация П. Л. Бунина к повести П. Мериме «Кармен».

ла их судьба. Он сознательно скрывает свое отношение к персонажам под личиной видимо­го равнодушия: писатель хочет поставить нас лицом к лицу с действительностью. Так напи­саны лучшие рассказы и повести Мериме, хо­рошо известные и советскому читателю: «Матео Фальконе», «Таманго» (1829), «Кармен», «Коломба» (1845).

Трагическая история маленького Фортунато, убитого отцом («Матео Фальконе»), полная драматизма судьба вождя негритянского пле­мени Таманго, история любви и смерти Кар­мен и Хозе, кровавая месть Коломбы потря­сают нас не только своей романтической не­обычайностью, но и жестокой, трезвой, реа­листически осмысленной правдой.

Лаконизм, стилистическая завершенность и необычайная отчетливость изображения соче­таются у Мериме с глубоким анализом челове­ческих чувств и поступков. Это характерно

и для других его произведений («Этрусская ваза», «Двойная ошибка», «Венера Илльская», «Арсена Гийо»).

ГЮСТАВ ФЛОБЕР (1821—1880)

Разнообразные возможности реалистиче­ского художественного метода проявились и в романах Гюстава Флобера, творившего во второй половине прошлого века. Всю жизнь Флобера не переставало возмущать убожество буржуа, согласившегося «зажать свое сердце между собственной лавочкой и собственным пи­щеварением».

«Непримиримый враг мещанства», как заме­тил Горький, Флобер всеми силами хотел по­мочь современникам уберечься от влияния бур­жуазного общества, которое изобразил в ро­манах «Госпожа Бовари» (1857), «Воспитание чувств» (1869). Никто до него не говорил такой глубокой правды о человеке — жертве буржу­азных отношений (Эмма, Фелисите), существе обобранном, независимо от того, осознает ли это сам герой. Флобер раскрыл перед совре­менниками трагедию людей (Эмма Бовари, Фредерик Моло), которые стремились к глубо­ким и содержательным чувствам, но не нашли их в жизни.

Эмма Бовари — героиня замечательного ро­мана Флобера «Госпожа Бовари» — по своим душевным порывам выше, чище окружаю­щих ее людей. И все же она стала жертвой своих собственных иллюзий и житейской пошлости.

В 1877 г. Флобер написал рассказ «Простая душа», трагическую историю простой женщины служанки Фелисите. Ее доброта, ее способ­ность к глубокой привязанности и самоотвер­женности остались непонятыми и никому не нужными.

Символом попусту растраченных душевных сил стала слепая привязанность Фелисите к чучелу попугая — единственному спутнику по­следних лет ее жизни.

В 1862 г. Флобер опубликовал исторический роман «Саламбо». Воссоздавая картины жизни Карфагена в III в. до н. з., писатель стремился найти в далеком прошлом те сильные харак­теры, яркие краски, которых не находил в со­временности.

Работа Флобера над своими произведения­ми — пример высокой писательской требова­тельности к себе. Стремясь к предельной прав-

188




Гюстав Флобер.

дивости, он упорно трудился над композицией и словом, настойчиво добивался, чтобы они наиболее точно и выразительно передавали правду жизни.

В статье «О том, как я учился писать» Горький рассказывал, что уже в юности его изумляло «искусство изображения людей сло­вами, искусство делать их речь живой и слыш­ной». Такое искусство он обнаруживал у Стен­даля, Бальзака и Флобера. «Это действительно гениальные художники, величайшие мастера формы...» — писал Горький.

ГИ ДЕ МОПАССАН (1850—1893)

Ги де Мопассан выступил в 1880 г. с рас­сказом «Пышка». Его напечатали в сборнике патриотических произведений о франко-прус­ской войне, в который вошла также повесть Золя «Осада мельницы». Критика сразу отме­тила зрелое мастерство автора «Пышки».

Мопассан несколько раз впоследствии обра­щался к патриотической теме. Широко изве­стны его новеллы «Дядюшка Милон», «Тетка Соваж», «Пленные», «Два приятеля», «Дуэль», в которых стихийный народный патриотизм противопоставлен лицемерному патриотизму господствующих слоев Франции.

Мопассан создавал маленькие шедевры, где на нескольких страницах раскрывал жизнь в ее повседневном течении, где трагическое под-

час изображал наряду с комическим, давая свое особое освещение событий.

Новеллы французского писателя задушев­ны, лиричны. Мопассан любит рассказывать о бесхитростных людях, мелких городских слу­жащих, солдатах, деревенских рабочих, о том, как нелепо и горько иногда складывается их жизнь.

Хотя Мопассан, так же как Флобер и Мериме, почти никогда не высказывает личного отношения к изображенным событиям, оценка людей и их поступков в его произведениях не вызывает сомнений у читателей. Нам симпати­чен солдат Буатель, наивно предположивший, что родители согласятся на его брак с негри­тянкой («Буатель»), и чужд господин Караван, который лишь выглядит хорошим сыном («В сво­ей семье»). Молчаливый кузнец Филипп, ко­торый заменил маленькому Симону отца («Папа Симона»), оказывается куда более благородным человеком, чем хвастливо повествующий о своих похождениях помещик, даже не предполагав­ший, что он повинен в гибели своей служанки («Правдивая история»).

Большой известностью пользуются романы Мопассана. В одном из них («Жизнь», 1883) рассказана грустная история Жанны де Во. Всту­пая в жизнь, юная Жанна полна надежд, но она терпит одно разочарование за другим. Она становится жертвой грубости и цинизма мужа, а затем и сына.

Если молодые люди, мечтавшие вступить в единоборство с буржуазным миром в начале



Ги де Мопассан.

189


XIX в. (Жюльен Сорель у Стендаля, Растиньяк у Бальзака), обладали незаурядными личными качествами, то современный «герой» импери­алистической Франции ничтожен, это человек с низменными стремлениями и мелкой душой. Таким его и показал Мопассан в романе-памф­лете «Милый друг».

Герой его — Жорж Дюруа, в недавнем прошлом младший офицер колониальных войск в Алжире. Вернувшись на родину, он решает стать журналистом, заработать деньги на ка­кой-нибудь политической авантюре. Дюруа бездарен, плохо владеет пером, но его бесприн­ципность, готовность на все ради денег впол­не устраивают финансиста Вальтера, владель­ца газеты. Он хорошо оплачивает статейки Дюруа (написанные не им самим), которые помогают политическим махинациям биржеви­ков и финансовых тузов.

Писатель смело обличал грязные нравы фи­нансистов, политиканов и газетчиков Третьей республики1, которую современник Мопассана Салтыков-Щедрин называл республикой без республиканцев.



«Вот, сударыня, я привел вашего мальчика, он заблудился у реки». Иллюстра­ция Г. Г. Филипповского к рассказу Ги де Мопассана «Папа Симона».

АЛЬФОНС ДОДЕ (1840—1897)

Комический образ фантазера и бахвала со­здал Альфонс Доде в полной живого юмора трилогии «Удивительные приключения Тартарена из Тараскона» (1872—1890).




«Тартарен едва успел вскочить и приготовиться к обороне.. »

Иллюстрация Н. В. Кузьмина к роману А. Доде «Тартарен

из Тараскона».

Много и задушевно писал Доде о детях. В романе «Малыш» он рассказал историю двух братьев, вынужденных самостоятельно зара­батывать себе на жизнь. Поэтичны новеллы Доде, вошедшие в сборник «Письма с моей мельницы», а также ряд других его рассказов («Последний урок», «Знаменосец» и др.).

ЭМИЛЬ ЗОЛЯ (1840—1902)

Критика буржуазной дей­ствительности определила основ­ное направление творчества Эмиля Золя. Выступив в 80-х годах с рядом статей, он ут­верждал, что теперь искусство подошло ближе к изображению повседневных фактов, чем это делали Бальзак или Стендаль. Золя возглавил группу писате­лей-натуралистов, которые под­ходили к жизненному материа­лу как ученые-экспериментато­ры. Свою двадцатитомную се­рию романов «Ругон-Маккары» (1871 —1893) Золя превратил в обстоятельную «естественную и социальную историю одной се­мьи в эпоху Второй империи», как сказано в подзаголовке «Ругон-Маккаров». Серия романов «Ругон-Маккары» охватывает события с декабрь­ских дней 1851 г., когда Луи Бонапарт захва­тил власть («Карьера Ругонов»), вплоть до

1 Третья республика — буржуазная республика, установленная во Франции в 1870 г. и просуществовав­шая до 1940 г.

190


разгрома Франции в войне с Пруссией 1870 г. («Разгром»).

В этой серии романов Золя обстоятельно освещает вопрос о влиянии среды на человека (история прачки Жервезы в романе «Западня»). Алчность и авантюризм буржуазии он описы­вает в романах «Добыча», «Чрево Парижа», «Деньги». Большой роман посвятил Золя жизни шахтеров и их борьбе против шахтовладель­цев («Жерминаль», 1885). Писатель говорил,



Эмиль Золя.

что он изобразил «столкновение труда и капи­тала, за порогом которого стоит социальная революция». Интересный роман посвятил Золя описанию жизни художника-импрессиониста («Творчество»).

В 1898 г. Золя смело выступил на общест­венном поприще, обвинив шовинистически на­строенную французскую военщину и правитель­ственных чиновников в несправедливом осуж­дении офицера Дрейфуса.

ПЬЕР ЖАН БЕРАНЖЕ (1780—1857)

Французская поэзия прошлого века выдви­нула двух выдающихся художников слова, которые приобрели славу во всем мире. Это Пьер Жан Беранже и Эжен Потье. Песенник Беранже выразил настроения демократических масс начала XIX в.; Потье, автор «Интерна­ционала», выступил в конце века как глашатай пролетарской борьбы.

Пьер Жан Беранже вспоминал, что девяти­летним мальчиком «с высокой кровли дома видел взятие Бастилии...». «С тех пор, — говорил он, — любовь к родине стала величайшей стра­стью моей жизни».

В мае 1813 г., когда Наполеон I после бег­ства из России снова задумал развязать войну, поэт написал сатирическую песню «Король Иве-то». В ней Бонапарту противопоставлялся доб­родушный и миролюбивый король. Совсем не­злобивую на первый взгляд песенку полиция преследовала по пятам, как позже рассказы­вал сам поэт. Всем было ясно, против кого она направлена.

Когда во Франции в 1814 г. к власти вер­нулось дворянство, по всей стране распростра­нились песни-сатиры Беранже. Поэт бичевал реакцию, призывал сбросить власть Священ­ного союза над народами Европы.

Беранже постоянно разоблачал планы реак­ционного духовенства («Святые отцы», «Капу­цины»). Он презирал представителей правящих классов, которые провозгласили установление монархического режима «днем мира, днем осво­бождения» («Белая кокарда», «Челобитная по­родистых собак»).

Людей искусства Беранже призывал сохра­нять верность народу, не преклоняться перед богачами («Новый фрак, или Визит к его светлости»).

В мрачные годы, когда Европой правил Священный союз монархов, поэзия Беранже оставалась оптимистической. Священному союзу варваров песенник противопоставил идею соз­дания священного союза народов. Он призы­вал тружеников всех стран: англичан, немцев, русских, французов — утвердить мир на земле.



Пьер Жан Беранже.

191


Правительство Бурбонов дважды, в 1821 и 1828 гг., привлекало Беранже к судебной от­ветственности, сажало его в тюрьму. Однако Беранже, предвидя последствия своих печат­ных выступлений, всегда сознавал «необходи­мость выстрела передового часового». По сло­вам поэта Ламартина, «песни Беранже были те­ми патронами, которыми стреляли в июльские дни» 1830 г.

Беранже писал о народе, о политической борьбе, бичевал Бурбонов, создавая яркие ре­алистические образы, как бы выхваченные из самой жизни. Рыжая Жанна, оставшаяся одна с тремя детьми (ее муж, браконьер, схвачен полицией); старый бродяга, проклинающий «по­рядочных» людей; солдаты наполеоновской ар­мии («Старый капрал»); школьный учитель; дворянин, вернувшийся из эмиграции в свое поместье в дни Реставрации; вельможи, минист­ры, беспринципные депутаты — герои песен Беранже.

Песни Беранже горячо встречали передовые читатели России. Великие русские революцио­неры-демократы Белинский, Добролюбов, Чер­нышевский высоко оценили народность и худо­жественное мастерство стихов Беранже, а поэт Курочкин стал одним из лучших его перевод­чиков.

ЭЖЕН ПОТЬЕ (1816—1887)

Эжен Потье выступил со своим первым сбор­ником стихов в четырнадцать лет.

Юный поэт откликнулся на события июль­ской революции 1830 г. Как революционно-демократический поэт Потье сложился в период февральской революции 1848 г. Он прини­мал участие в июньском восстании париж­ского пролетариата. В дни ожесточенных клас­совых боев Потье в своих стихах призывал снести обветшавшее здание старого общества, заявляя, что народ сам хочет стать «хозяином своей судьбы» («Старый дом на слом», «Народ»).



Эжен Потье.

В 60-х годах прошлого века Потье стал одним из организаторов французского рабочего движения. Во главе большой группы трудя­щихся он вступил в ряды I Интернационала.

Во время Парижской коммуны 1871 г. Потье избрали революционным депутатом Парижа. С оружием в руках он защищал на баррикадах дело Коммуны, а в дни террора, находясь в подполье, написал «Интернационал» (июнь 1871 г.). Несмотря на трагический исход борьбы коммунаров, Потье провозглашал право наро­дов на все блага мира, созданные их трудом. Нужно было обладать глубокой верой в ко­нечную победу пролетариата, чтобы в та­кой момент создать песню, ставшую впослед­ствии партийным гимном коммунистических и рабочих партий всего мира.

В. И. Ленин в своей статье о Потье отметил, что поэт «был одним из самых великих пропагандистов по­средством песни».

В 1888 г. бельгийский рабочий — компо­зитор Пьер Дегейтер написал музыку к «Интер­националу».



Самые большие и самые маленькие

В прошлом веке считалось, что самая маленькая книжка на свете издана в итальянском городе Падуе в 1896 г, В ней есть письмо Галилео Галилея, написанное в 1615 г. Книгу легко спрятать в кулаке, длина ее 15 мм а ширина 10 мм.

Позже в Майнце нашли библию размером 5X5 мм. Но и малютке биб­лии пришлось уступить место более миниатюрной книге.

В Японии издан сборник, содер­жащий 100 стихотворений. Размеры его 2,8x4 мм а толщина 1 мм. Книгу нужно читать с помощью особой лупы. А в ГДР есть книга, которую с трудом могут поставить на ребро трое сильных мужчин. Это географический атлас. Он содержит карты, вычерчен­ные от руки 300 лет назад. Вес атла­са 250 кг. А размеры его 1,75X1,15 м.




«Не оглядывайтесь. Посмотрите сюда! На стену!» Иллюстрация X. Н. Брауна к роману Ч. Диккенса

«Торговый дом «Домби и сын»,



«На ступенях паперти виднелась согбенная фигура человека...»

Иллюстрация Г. Г. Филипповского к роману Ч. Диккенса «Давид Копперфильд».



Том и Бекки в пещере.

Иллюстрация Г. П. Фитингофа к роману М. Твена «Приключения Тома Сойера».

1   2   3   4

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» iconРаботы: Почему я выбрала эту тему. Теория зла. Нравственное падение человека (на основе произведений русских писателей XIX века): а) появление помысла
Нравственное падение человека (на основе произведений русских писателей XIX века)

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» iconПроблема переживания в европейской философии второй половины xix-начала XX века
«инструмент», с помощью которого добываются и очищаются от культурных наслоений научные факты, сколько возможность и способ понимания...

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» iconОдним из важнейших событий XIX века было восстание декабристов

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» iconОсновные течения западной философии конца XIX – ХХ века план

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» iconИстория открытий в физике конца XIX первой половины ХХ века наглядно иллюстрирует процесс создания мифологии в науке

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» iconИскусство xix—xx вв. Зарубежное изобразительное искусство XIX в
В это время работало много крупных мастеров. Творчество каждого из них было не только значительным вкладом в национальную культуру...

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» iconКурс заочное отделение история философии содержание дисциплины тема Антигегелевская критическая волна в европейской философии второй половины XIX века. Становление иррационалистической тенденции в современной философии

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» iconИскусство социалистической республики румынии
Розенталь был арестован и умер от пыток, не выдав никого из своих товарищей. Реалистические традиции, заложенные в искусстве Розенталем,...

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» iconЛекция 17. Материалистическая критика философии Гегеля у К. Маркса. «Сущность христианства»
Именно те мыслители, которым хватило решимости подвергнуть сомнению самые основания гегелевской системы, в конечном итоге заняли...

Литература XIX начала XX в. Романтизм и реализм в литературе XIX в. «Начало нового века» iconФилософия XIX века1



База данных защищена авторским правом © 2018
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
поиск