Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке icon

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке





НазваниеЛичность и общество: человек в социуме, социальное в человеке
страница1/4
Дата конвертации26.02.2013
Размер1.28 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке







Человек по природе своей есть животное общественное, а тот, кто в силу своей природы, а не вследствие случайных обстоятельств живет вне общества, - либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхчеловек… Тот, кто не способен вступить в общение или, считая себя существом самодостаточным, не чувствует потребности в нем, уже не составляет элемента общества, становясь либо зверем, либо божеством.

Аристотель

«Политика», ок. 328 г. до н.э.

Вынесенное в эпиграф главы высказывание Аристотеля требует некоторых комментариев. Безусловно, уподобление человека просто «общественному животному» - это всего лишь метафора. Человек принципиально отличается от собственно общественных животных – например, муравьев, пчел или даже высших обезьян. Отличается своей разумностью.

Что это означает? Во-первых, все поведение животного ограничивается теми рамками, которые заданы врожденной инстинктивной программой. Если природа и оставила высшим животным возможность некой адаптивной вариативности поведения, в том числе и передачи знаний от более опытных соплеменников менее опытным, эта свобода все же далеко не полная. Как правило, и она ограничена рамками инстинктов, определяющих, в частности, у кого и чему можно учиться. Так, В.Дольник описывает любопытный эксперимент с павианами. Молодые павианы «учатся» у старых самцов, жизненный опыт (т.е. возраст) которых имеет четкое внешнее выражение – пышную длинную гриву. Наличие этой гривы выступает пусковым механизмом для разворачивания у молодых особей соответствующих инстинктов: молодежь учится у того, чья грива длиннее. Исследователи побрили павиана – молодежь перестала к нему «прислушиваться», надели на него парик – он обрел прежний статус1. Человек же, по известному выражению Гегеля, «не является от природы тем, чем он должен быть». Это дает человеку, с одной стороны, больше «степеней свободы» в организации собственной жизни, но, с другой, требует большой внутренней работы в процессе становления и личностного развития и, соответственно, возлагает на человека несравнимо большую ответственность за его поступки.

Во-вторых, «животное не может делать ничего бессмысленного. На это способен только человек». В этом часто цитируемом высказывании немецкого психолога А.Гельба2, в иронической форме подчеркивается, что психическая деятельность и поведение человека не ограничиваются удовлетворением биологических потребностей, а, как мы увидим позже, простираются гораздо дальше.

В-третьих, животное не способно действовать в «идеальном плане» - планировать свою деятельность, представляя цель, мечтать, фантазировать, овладевать речью, как символическим отражением реальности, не представленной в непосредственных ощущениях.

О природе, становлении и развитии человека, о загадках, с этим явлением связанных (и о некоторых отгадках), и пойдет речь в данной главе. Но сначала – внесем ясность в содержание основных понятий, которые мы будем использовать.



Индивид - личность – индивидуальность: сущность и соотношение понятий


Пожалуй, трудно найти другое столь же часто упоминаемое в социально-гуманитарных науках понятие, как понятие «личности». И в определениях личности, предлагаемых разными авторами, нет однозначности. Уже один этот факт свидетельствует о сложности и многогранности самого феномена личности. Кроме того, понятие личности тесно соприкасается с рядом других понятий, также описывающих человеческое существо.

Человек – существо уникальное, поскольку существует одновременно в трех измерениях: природном, культурном и индивидуальном. Причем последнее не выводимо непосредственно из первых двух. Именно эта многоплановость человеческого бытия и привела к появлению нескольких терминов, обозначающих человека, но акцентирующих его разные проявления и свойства.

Первое понятие – «индивид», описывает человека как представителя биологического вида Homo sapiens, биологическое существо, обладающее набором характеристик, общих для всех представителей вида, в частности, определенным строением тела, обеспечивающим способность к прямохождению, структурой мозга, обусловливающей развитие интеллекта, строением руки, предполагающим возможность использования орудий труда, и т.д.

Человек рождается индивидом, но с самых первых мгновений своей жизни человеческий детеныш включается в систему общественных взаимоотношений и процессов, и в результате приобретает особое качество – он становится личностью. Таким образом, «личность» - это категория, обозначающая человека как носителя определенных социальных свойств, как продукт социальных взаимодействий.

В свою очередь, особенности развития человека как биологического и социального существа определяют его индивидуальность, т.е. неповторимое и своеобразное качество, которое отличает одного человека от другого. Индивидуальность, таким образом, выступает как более поздний и наиболее сложный уровень иерархической организации свойств человека. Можно предложить схематичное изображение индивидуальности как иерархической системы (см. схема 1)3.





Индивидуальность

Личность в системе социальных связей

Социальные роли в группах и в исторических общностях (человек как носитель культуры – этнической, региональной, профессиональной и т.д.)

Личность – психические свойства

Темперамент, характер, способности, самосознание, мотивация

Индивид – биологические свойства

Строение тела, биохимические особенности, свойства нервной системы

Схема 1. Иерархическая структура индивидуальности




Таким образом, понятие «личность» характеризует один из наиболее значимых уровней организации человека, а именно особенности его развития как социального существа.

Нужно подчеркнуть, что индивидуальность – это система и, соответственно, каждый из уровней индивидуальности тесно связан как с последующим (являясь его основой), так и с предыдущим (основываясь на нем) уровнями иерархической системы. Впрочем, эту связь нельзя расценивать как простую и непосредственную зависимость, она носит сложный характер, опосредуется многочисленными внешними и внутренними факторами.



Это интересно

Известный ученый 19 века Чезаре Ламброзо полагал, что связь между биологическими свойствами индивида и его личностными характеристиками однозначна, и потому, на основе изучения особенностей строения тела (в частности - черепа) можно с уверенностью предсказать жизненный путь личности. Так, например, по мнению Ламброзо, люди с выдающимися надбровными дугами, крупным носом и некоторыми другими чертами склонны с физической агрессии и противоправным действиям, следовательно, их необходимо загодя изолировать от общества, не дожидаясь, пока они совершат преступление. Сейчас эта теория кажется наивной, однако в свое время работы Ламброзо были весьма популярны, о чем говорит, например, частое обращение Шерлока Холмса в книгах А. Конан Дойля к работам этого автора.

Однако связь между физиологическими свойствами организма и личностными характеристиками все-таки существует. Например, выдающийся российский генетик В.П. Эфроимсон в своей книге «Педагогическая генетика» (М., 2004) описывает историю исследования механизмов удивительнейшего явления, которому в течении веков не могли найти объяснения. Еще более двух с половиной тысячелетий назад была замечена связь между тяжелейшим заболеванием – подагрой – и… интеллектуальной одаренностью. Причем сила и устойчивость этой связи просто поразительны: подагра в целом встречается не очень часто – ею страдают примерно 0,2-0,5 % мужчин среднего возраста, но среди гениев частота подагры возрастает в сто раз – 40-50%. Подагриками были Микеланджело, Рембрандт, Рубенс, Бетховен, Галилей, Бэкон, Лейбниц, Кант, Линней, Дарвин, Петр I, Лютер, Стендаль, Мопассан, Гете, Тургенев – и это далеко не полный список. Считать заболевание непосредственной причиной одаренности – достаточно глупо, разгадка оказалась гораздо сложней и была найдена лишь в середине XX века. Ученый-биохимик Е.Орован смог связать в единую цепь несколько отдаленных друг от друга фактов. Дело в том, что у всех млекопитающих (кроме приматов и, соответственно, человека) поступающая с пищей мочевая кислота под действием определенных ферментов расщепляется и полностью выводится из организма. Приматы лишены этого фермента, поэтому мочевая кислота сохраняется у них в крови, в норме – в низкой концентрации. Подагра вызывается отложением избыточного количества солей мочевой кислоты в тканях организма, а по своей химической структуре мочевая кислота почти идентична кофеину, и обладает сходным возбуждающим действием. «Избыточное содержание мочевой кислоты в крови порождает, с одной стороны, повышенную умственную активность, а с другой – предрасположенность к подагре» (Эфроимсон, 2004, с.86). Таким образом, физиологическая патология приводит к повышению энергетического уровня, эту избыточную энергию человек может потратить на что угодно и совершенно не обязательно станет гением. Но! Если у человека в процессе личностного становления сформировалась ИДЕЯ, то эта дополнительная энергия удесятерит его силы на пути реализации своего призвания. Такой сложный, опосредованный действием разнообразных личностных и средовых факторов, характер имеет давно замеченная связь между некоторыми свойствами индивида и жизненным путем личности и даже следом этой личности в истории.

Кстати, утрату приматами в ходе эволюции ферментов, расщепляющих мочевую кислоту, можно расценивать и как предпосылку «стимуляции мозговой активности и открытия нового пути дальнейшего эволюционного развития, пошедшего в значительной мере на основе последовательного совершенствования мозговой деятельности» (там же).

Индивидуальность – относительно поздний продукт человеческой истории. Как в ходе развития человечества в целом, так и в ходе индивидуального развития ребенка, первыми на сцену появляются и дают о себе знать в виде элементарных потребностей, связанных с поддержанием жизни, индивидные (биологические) свойства. Далее развитие человека с необходимостью приводит к этапу, на котором природная специфика дополняется социальной – индивид становится личностью.

И лишь потом, осознав характеристики своей общности, человек переходит к осознанию своих индивидуально-специфичных свойств, начинает видеть «Я» в общем «Мы». Необходимость выделения индивидуальности внутри группы в процессе развития человечества была обусловлена дифференциацией социальных функций, их закреплением за разными категориями людей и распространением социального неравенства. Право на индивидуальность, на «Я» и личное имя изначально имело характер высшей привилегии, только высокий статус давал эти особые права. Личное имя как бы подтверждает и утверждает достоинство индивидуальности. Недаром на каторге имя человека заменяется номером, тем самым он как бы лишается права на индивидуальность.

Я-концепция

Итак, личность появляется только с возникновением сознания и самосознания (Я-концепции), то есть со способностью взглянуть на себя и свою жизнь как бы со стороны. «Я-концепция» - то есть система его знаний и представлений индивида о самом себе вместе с эмоционально-оценочными отношениями к себе является, пожалуй, центральной категорией мировосприятия человека. Наличие и высокий уровень развития самосознания – непременное условие осмысленной и целенаправленной деятельности. Представление человека о цели и путях ее достижения есть одновременно и представление о своих будущих действиях, о своих формирующихся в этих действиях способностях – о себе самом, уже добившемся своей цели, так или иначе изменившемся.

Для того, чтобы проиллюстрировать значение Я-концепции (или Самости – другое обозначение того же самого понятия), приведу лишь один пример. Возможно, в студенческом опыте Вы неоднократно сталкивались с действием «эффекта ссылки на себя». Суть его в следующем: вся информация о мире соотносится человеком, в первую очередь, с содержанием его Я-концепции, как бы «примеряется» на себя и если «подходит» - человеку нравится происходящее, а если «не подходит» (т.е. воспринимается как нечто угрожающее позитивному самоощущению) – не нравится. При чем же здесь студенческий опыт? Может быть, вы замечали, что когда приводимые преподавателем примеры-иллюстрации отсылают Вас к опыту собственной жизни, и когда, слушая преподавателя, Вы думаете: «Да-да, точно, со мной такое было»), во-первых, теоретические положения проясняются и, во-вторых, содержание лекции лучше запоминается и сохраняется в памяти иногда на всю жизнь. Но, что еще важнее, для организации учебного процесса – самостоятельно добытая в ходе заинтересованных занятий информация (результат знакомства с дополнительной литературой, самостоятельных исследований и т.п.) усваивается гораздо лучше, чем просто услышанная от преподавателя или списанная с учебника. Приложение собственных усилий для добывания знаний приводит тому, что новая информация включается в нашу самость и поэтому вероятность ее утраты (забывания) резко снижается.

Итак, Я-концепции выступает в ходе своеобразного фильтра, сквозь который просеивается вся входящая информация. В результате, информация о мире определенным образом упорядочивается, и индивид формирует к ней определенное отношение. В качестве функций самосознания (Я-концепции) можно назвать:

- Обеспечение достижения внутренней согласованности личности, что повышает эффективность ее деятельности.

- Определение системы интерпретации индивидуального опыта и обеспечение согласования индивидуального опыта с культурным опытом человечества.

- Формирование системы ожиданий и установок.

Я-концепция, как совокупность установок на себя, включает три главных элемента:

1. Когнитивная составляющая – знания, представления, убеждения.

2. Эмоциональная составляющая – оценки, эмоции, чувства в отношении себя. Это оценка своих знаний, способностей, нравственных качеств и поступков. Самооценка может быть адекватной и неадекватной. Адекватная самооценка позволяет оценить себя критически, правильно соотнести свои силы с трудностью задачи и с требованиями окружающих. Неадекватная самооценка может быть завышенной или заниженной. На ранних стадиях развития исключительно большую роль играют оценки окружающих, поскольку анализ собственной деятельности ребенку недоступен. Постепенно формируется самостоятельная самооценка. Если самооценка человека расходится с его оценкой окружающими, то это может приводить к межличностному или к внутриличностному конфликту. Человека же, способного к рефлексии, ситуация подобного конфликта подвигает к личностному росту.

3. Поведенческая составляющая – поступки, действия, связанные с представлениями о себе.

Как же формируется Я-концепция? Какие факторы влияют на адекватность представлений индивида о самом себе?

Условие формирования адекватного представления личности о себе – это восприятие и анализ поведения с точки зрения других людей, посредством анализа обратной связи. Схематично этот процесс может быть представлен в виде так называемого «окна Джо-Гарри».




Известно субъекту

Неизвестно субъекту

Известно другим

1. Открытая зона

2. Слепая зона

Неизвестно другим

3. Скрытая зона

4. Неизвестная зона



Открытая зона включает сведения об индивиде, известные как ему, так и окружающим. Эти данные проявляются в ходе свободного открытого обмена личной информацией между человеком и другими людьми. Большая «открытая зона» предполагает дружеские доверительные отношения человека с партнерами по общению, передачу им дополнительной информации о своих привычках, вкусах, настроениях.

«Слепая зона» - содержит информацию о человеке, которая есть у других, но неизвестна ему самому. Это мнения окружающих о человеке, складывающиеся в процессе общения. Если мнение других совпадает с точкой зрения индивида, то дальше общение с этими людьми происходит нормально. Если полученная информация хуже мнения индивида о себе, то срабатывают защитные механизмы и может возникнуть конфликт, либо отношения с теми, кто эту информацию индивиду передал, прерываются.

Скрытая зона (секрет). Это информация, которой индивид располагает о себе, но скрывает ее от окружающих – дополнительные знания, умения, черты характера, манера поведения. Либо эти сведения сознательно скрываются, либо у индивида просто не было случая их продемонстрировать. Большая «скрытая» зона свидетельствует о замкнутости, нежелании раскрываться перед окружающими, взаимное недоверие субъекта и окружающих его людей, скрытность – либо безразличие окружающих к нему.

Неизвестная зона (тайна). Включает сведения, которые ни индивиду, ни окружающим неизвестны. Это данные о его личностных особенностях, возможностях. Они могут проявляться лишь в особых экстремальных ситуациях, но могут и не проявиться в течение всей жизни (например, какие-либо особые способности).

По большому счету, Я-концепция как сложная система взаимосвязанных представлений о самом себе и отношения к себе, формируется достаточно поздно – к концу подросткового возраста, а стабилизируется - еще позднее.

В раннем детстве ребенок еще не выделяет себя из окружающего мира. По описанию Я.Корчака, маленький ребенок хватает себя за ногу, тянет ее в рот, падает, а потом недоуменно оглядывается: кто же это его толкнул? Таким образом, первый шаг к формированию «Я-концепции» - определение физических границ своего тела.

Позднее ребенок начинает осознавать себя уже в другом плане – в качестве члена социальной группы. И здесь он на первых порах тоже плохо отделяет себя от внешнего мира – только теперь уже – от мира социального. Это проявляется в естественном эгоцентризме ребенка – он мыслит себя центром мироздания, а других людей воспринимает как «обслуживающий персонал» - ребенок пока не может сопереживать, наблюдая страдания других, радоваться их успехам. Появление способности к сочувствию характеризует собой уже довольно зрелую в социальном плане личность. Вот как описывает Л.Н.Толстой в повести «Детство. Отрочество. Юность» выход из стадии детского «эгоцентризма»: «Случалось ли вам, читатель, в известную пору жизни вдруг замечать, что ваш взгляд на вещи совершенно изменяется?... Такого рода моральная перемена произошла во мне в первый раз во время нашего путешествия, с которого я и считаю начало моего отрочества. Мне в первый раз пришла в голову ясная мысль о том, что не мы одни, то есть наше семейство, живем на свете, что не все интересы вертятся около нас, а что существует другая жизнь людей, ничего не имеющих общего с нами, не заботящихся о нас и даже не имеющих понятия о нашем существовании. Без сомнения, я и раньше знал все это; но знал не так, как я это узнал теперь, не сознавал, не чувствовал»4.

В детстве, ребенок ориентируется на ту информацию, которую получает о самом себе от окружающих людей. Само местоимение «Я» в лексиконе ребенка закрепляется лишь к трем годам, а до этого времени малыш говорит о себе в третьем лице, называет себя по имени, копируя обращение к нему со стороны окружающих. Таким образом, мнения окружающих людей о ребенке становятся основой его «Я-концепции», и если близкие люди часто напоминают малышу о том, что он неловкий, невнимательный, неаккуратный, то ребенок довольно быстро начинает считать себя таковым и вести себя соответственно.

Заметим, что, усваивая оценки окружающих, ребенок усваивает и те критерии, по которым его оценивают. Таким образом, мы попадаем в более широкий контекст формирования Я-концепции личности – влияние культурных ценностей и норм как ориентиров для социального оценивания. «Идеальный тип личности», т.е. представления о том, каким должно быть представителю того или много общества - культурно специфична. Так, например, если европеец осознает себя через свои отличия от окружающих, то японец реализует себя лишь в неразрывной связи с другими членами социальной общности.

Постепенно к системе усвоенных оценок окружающих наращиваются и собственные представления ребенка о себе. Таким образом, человек начинает действовать как ученый, анализируя, сравнивая, делая выводы относительно своих особенностей, достоинств и недостатков. Эта направленность познания человека на самого себя побудила исследователей выделить в структуре «глобального Я» (личности) два аспекта: эмпирический объект (me), познаваемый субъектным оценивающим сознанием (I) (Дж.Г.Мид). Зрелость обоих компонентов дает человеку возможность не только «взглянуть на себя со стороны», но и увидеть собственную личность глазами других людей. Предложенная на рубеже XIX и XX веков Чарльзом Х.Кули теория «Зеркального Я» позволила более детально рассмотреть этот процесс. «Зеркальным Я» исследователь обозначил процесс, в ходе которого мы мысленно становимся на позицию других людей и оцениваем себя с их точки зрения. При этом ребенок проходит три этапа. На первом этапе – «ролевой игры» - ребенок принимает на себя роль «значимого другого» (субъекта, который имеет в жизни ребенка важное значение) и «примеряет» на себя его поведение (например, девочка кормит и баюкает куклу-«дочку», как мама). На втором этапе – «коллективной игры» - ребенок принимает в расчет уже множество ролей, знакомится с ожиданиями, соответствующими этим ролям, пытается соответствовать им сам и прогнозировать поведение других. И, наконец, на третьей стадии ребенок вступает во взаимодействие не с конкретными носителями той или иной роли, а с социальной группой – «обобщенным другим» - и через него усваивает целостную систему взглядов (ценностей, норм, картин мира и т.п.) общества. Таким образом, согласно концепции Кули, процесс формирования самосознания включает три стадии: во-первых, мы представляем себе, как выглядим в глазах других людей, на основе этого представления воображаем, как другие люди нас оценивают, нравимся мы им или нет, и, наконец, вырабатываем слаженную систему представлений о том, что хорошо, а что плохо, и, соответственно, некий тип внутреннего самоощущения (чувство гордости или стыда, уверенности в себе или неуверенности и т.д.).

Если Мид и Кули основное внимание уделяли формированию представлений индивида о самом себе в процессе социальных взаимодействий, то Ирвин Гофман рассматривает этот процесс с другой стороны, предлагая концепцию управления впечатлениями: взаимодействуя с другими людьми, индивид старается произвести на них определенное впечатление, и только путем воздействия на представление других людей о самом себе человек может рассчитывать на то, что ему удастся контролировать ситуацию. Каждый из нас старается управлять впечатлениями, к примеру, выбирая подходящую форму одежды для собеседования с работодателем или похода на вечеринку. Однако есть и более тонкие приемы управления впечатлениями, которые хорошо знакомы деятелям публичной сферы, создающим и поддерживающим определенный имидж.

Так, люди склонны испытывать симпатию к тем, кто отличается искренностью, компетентностью, умом, энергичностью, привлекательной внешностью и т.д. Однако, как показал эксперимент, проведенный американскими психологами5, высококомпетентный человек станет гораздо более привлекательным для окружающих если не будет производить впечатления «абсолютного совершенства». В ходе этого эксперимента испытуемым-студентам предлагалось прослушать аудиопленку, на которой было записано «интервью» с молодым кандидатом на участие в популярной телевикторине. Сразу заметим, что, хотя слушателям записи представлялись как интервью с четырьмя разными кандидатами, в реальности – актер, выполнявший роль кандидата был один и тот же и говорил на всех предъявлявшихся для прослушивания записях одним голосом. Было предъявлено четыре записи. На первой молодой человек демонстрировал высокий уровень компетентности, правильно отвечая на очень сложные вопросы, и скромно признавшись, что в старших классах школы он был отличником, редактором школьного альманаха и членом сборной школы по легкой атлетике; на второй записи – герой был представлен как человек, обладающий средними способностями – он ответил лишь на 30% вопросов и о своих школьных годах рассказал, что учился посредственно, в школьном альманахе занимался корректурой и пытался занять место в школьной сборной, но безуспешно. На двух других записях в ходе тех же самых интервью – с высококомпетентным и посредственным молодыми людьми – кандидат совершал грубый промах – неловко проливал на себя чашку (на пленке этот инцидент инсценировался как грохот отодвигаемого стула с последующим возгласом: «О Боже, я пролил кофе на новый костюм!»).

Таким образом, создавалось четыре типа экспериментальных условий: 1) человек с превосходными способностями, совершивший грубую ошибку; 2) тот же человек, не совершавший ошибки; 3) человек со средними способностями, совершивший ошибку; 4) тот же человек, не совершавший ошибки. В результате, наиболее привлекательным был назван человек с превосходными способностями, совершивший ошибку, вторым по привлекательности оказался человек – «безошибочное совершенство», третьим – «безошибочная посредственность», а наименее привлекательным оказался посредственный человек, совершивший поведенческую ошибку. Этот эксперимент, таким образом, показал, что, хотя высокий уровень компетентности повышает привлекательность индивида, еще более привлекательным он становится, если выглядит более «человечным», в его поведении появляется доказательство того, что и он способен на ошибку. Этот феномен был назван эффектом «посадки в лужу».


Однако вернемся к логике вхождения ребенка в социокультурную среду и формирования его представлений о мире и самом себе.

Итак, ребенок, взрослея, постепенно открывает для себя социальный мир и мнение окружающих о его персоне становится основой его Я-концепции.

Если поначалу новые сведения о самом себе представляют собой лишь результат сравнений себя с окружающими («я лучше, умнее, красивее или, наоборот… чем …»), то со временем кроме окружающих реальных людей появляется и иной объект для сравнения - человек формирует обобщенный образ «Идеального Я». Обратимся теперь к предложенной Р.Бернсом трехкомпонентной структуре «Я-концепции»: а) реальное Я (каким индивид представляет себя на данный момент), б) социальное Я (как, по его мнению, его представляют другие) и в) идеальное Я (каким ему хотелось бы быть). Выстраивая собственную Я-концепцию, индивид реализует два процесса сравнения: сравнение реального Я с идеальным, и сравнение реального Я с социальным Я.

Обобщая все вышесказанное о логике развития представлений индивида о себе, источниками формирующегося образа Я становятся:

1. Социокультурные стандарты и нормы, принятые социальным окружением;

2. Социальные реакции на индивида со стороны других людей;

3. Индивидуальные критерии и стандарты, усвоенные индивидом в течение жизни.

Представьте, однако, ситуацию конфликта между содержанием Я-концепции и новой информацией. Такой конфликт происходит в случаях, когда новая информация противоречит нашему прежнему опыту – нашим знаниям о мире или о самом себе. В данном случае рациональным решением был бы пересмотр представлений, их корректировка и, возможно, принятие определенных мер по устранению своих недостатков, самосовершенствование. Но люди далеко не всегда ведут себя рационально. Такая внутренняя работа требует значительного эмоционального и интеллектуального напряжения, это трудный и длительный процесс. Поэтому психика человека выбирает более легкий путь – ограждает нас от неприятных переживаний, от нападок на наши представления о себе. На помощь приходит бессознательное.

Сознание и бессознательное

Пожалуй, все хоть что-нибудь слышали о теории Зигмунда Фрейда и основанном им направлении психоанализа. Одним из ключевых в теории З.Фрейда является положение о существовании неосознаваемых побудителей наших сознательных действий. Согласно теории бессознательного, предложенной австрийским психотерапевтом, в психике человека существуют три сферы: сознание, предсознание и сфера бессознательного.

Содержание предсознания составляют латентные, т.е. скрытые, знания. Иными словами, в предсознании заключена та информация, о которой мы в данный момент не думаем, но при желании – можем вспомнить (например, имя и отчество любимой тетушки или год отмены крепостного права). По сути, сфера предсознания – это некий «филиал» сознания, поскольку при необходимости содержание этой сферы легко переводится в сознание.

Что же касается области бессознательного, то ее содержание с большим трудом переводится на сознательный уровень. Содержание этой сферы составляют влечения созидательного (либидо) и разрушительного (мортидо) характера. Эти влечения - врожденные, они существуют уже у младенца. Однако общество, стремясь регулировать поведение индивидов, в первую очередь, в тех вопросах, которые касаются реализации сексуальных и деструктивных импульсов, вводит многочисленные преграды и запреты на пути их удовлетворения. В результате связанные с этими влечениями представления и мечты вытесняются из сферы сознания и живут в бессознательном. Не находя своего воплощения, неосознаваемые импульсы аккумулируют энергетический заряд, поэтому они стремятся прорваться в сознательную жизнь индивида. Напрямую это невозможно. На пути их реализации, на границе с сознанием, бессознательное выстраивает своего рода «забор» из механизмов психологической защиты.

Что в данном случае защищается и от чего? Дело в том, что индивиду, с раннего детства впитывавшему социальные представления о том, «что такое хорошо и что такое плохо», удобно и приятно считать себя «хорошим», то есть соответствующим этим социальным представлениям. Если же человек смог бы осознать содержание своего бессознательного, то есть все то, что в обществе считается «не должным», неправильным, порочным, ему было бы крайне затруднительно продолжать считать себя «хорошим» - порядочным, достойным, высоко нравственным – человеком. Действие защитных механизмов как раз и направлено на поддержание позитивной «Я-концепции» и удобных для человека представлений о мире. Вся информация, которая противоречит этим представлениям, вытесняется из сознания и прочно удерживается в бессознательном. Разновидностей психологических защит довольно много, приведем здесь лишь несколько – в качестве примеров:

  • механизм рационализации, представляет собой нахождение человеком рациональных объяснений для иррациональных поступков. Например, сам Фрейд описывал эпизод из своей практики: человеку в состоянии гипноза была внушена определенная программа действий, которую он должен был реализовать уже после того, как будет выведен из гипнотического состояния (так называемое «постгипнотическое внушение»). Последовательность действий абсолютно абсурдная: влезть на антресоль, достать оттуда старый зонт, раскрыть его и походить по комнате. Человек, уже будучи выведенным из состояния гипноза, реализует эту программу. К нему обращаются с вопросом: «А зачем, собственно, вы это делаете?» Человеку, безусловно, не хочется выглядеть в глазах окружающих глупцом или безумцем, его бессознательное тут же подсказывает вполне рациональное объяснение его нерациональным поступкам: «Метеоцентр обещал дождь, я решил проверить, работает ли зонт»;

  • механизм проекции заключается в приписывании собственных неблаговидных стремлений другим людям: так «старую деву» ее собственные вытесненные в бессознательное, но не уничтоженные сексуальные стремления, заставляют видеть повсюду проявления разврата;

  • механизм сублимации. На понимании сущности этого механизма необходимо остановиться особо. Этот механизм принципиально отличается от остальных. Если другие механизмы защиты действуют по принципу «консервной банки», просто удерживая неосознаваемые влечения от прорыва в сознание, то механизм сублимации дает возможность социально неприемлемым стремлениям реализоваться, но по социально приемлемым каналам. Например, представьте, что Вы испытываете резко отрицательные чувства по отношению к соседу по лестничной клетке – в Вашем бессознательном созрел и готов вырваться наружу мощный деструктивный импульс. Прямая реализация этого импульса небезопасна (даже если оставить пока в стороне правовые аспекты и даже этические – соседа все-таки жалко) – небезопасна для Вашей самооценки. Однако Вы можете реализовать этот деструктивный импульс по социально приемлемым каналам – скажем, боксируя «грушу» в спортзале. Это пример «бытовой» сублимации. С точки же зрения Фрейда, именно сублимация деструктивной и сексуальной энергии стала источником всех свершений в области культуры – открытий в науке, изобретений в технике, спортивных рекордов и т.д. Недаром, многие исследователи творчества подчеркивали глубинную связь процесса рождения творческой идеи и зарождения новой жизни.

С точки зрения классического психоанализа, таким образом, творчество и самореализация личности выступают, скорее, неким «побочным продуктом» попыток человека защитить себя от травмирующих воздействий со стороны внешнего мира и собственного бессознательного. С точки зрения ученых-гуманистов – стремление к саморазвитию, напротив, является базовым человеческим стремлением, собственно, сутью человеческого существования.

Самореализация личности

Американский психолог А.Маслоу создал интересную концепцию мотивации поведения человека, согласно которой центральным вектором развития личности выступает стремление человека к самоактуализации, т.е. стремление к самовыражению и самосовершенствованию. Чаще всего, когда говорят о концепции А.Маслоу, имеют в виду предложенную им иерархическую классификацию человеческих потребностей.

Согласно данной концепции, потребности человека могут быть подразделены на семь классов: физиологические (органические) потребности (голод, жажда, половое влечение и др.), потребности в безопасности (чувствовать себя защищенным, избавиться от страха), потребности в любви и принадлежности (быть признанным и принятым человеческим сообществом), потребности уважения (компетентность, достижение успехов, признание), познавательные потребности (знать, уметь, понимать, исследовать), эстетические потребности (гармония, симметрия, красота), потребности в самоактуализации (реализация своих целей, способностей, развитие собственной личности). По сути, эти семь типов потребностей могут быть отнесены к двум большим видам: потребности витальные (потребности трех нижних уровней), удовлетворение которых необходимо для элементарного выживания человека – «дефицитарные» потребности по терминологии самого А.Маслоу, и потребности более высокого порядка (все остальные уровни) – «бытийные» - до понимания значимости которых личность должна еще дорасти.

Вершину пирамиды потребностей составляют потребности личности в самоактуализации.


Какими же чертами обладают самоактуализирующиеся личности? (тест)

Прежде чем давать более детальную характеристику самоактуализирующейся личности, заполните тест, который позволит Вам оценить, насколько значимы для Вас ценности самоактуализации, в какой степени вы можете назвать себя самоактуализирующимся человеком.

Тест содержит 15 вопросов-утверждений, оцените степень Вашегосогласия с каждым из утверждений по следующей шкале: 1 - не согласен, 2 – скорее не согласен, 3 – скорее согласен, 4- полностью согласен.

  1. Я не стыжусь ни одной из своих эмоций.

  2. Я чувствую, что должен делать то, что ждут от меня другие.

  3. Я верю, что по существу люди хорошие и им можно доверять.

  4. Я могу сердиться на тех, кого люблю.

  5. Всегда необходимо, чтобы другие одобряли то, что я делаю.

  6. Я не принимаю свои слабости.

  7. Мне могут нравиться люди, чьи действия я могу не одобрять.

  8. Я боюсь неудач.

  9. Я стараюсь не упрощать сложные сферы.

  10. Лучше быть самим собой, чем популярным.

  11. В моей жизни нет того, чему бы я особенно себя посвятил.

  12. Я могу выразить мои чувства, даже если это приведет к нежелательным последствиям.

  13. Я не обязан помогать другим.

  14. Я устал от собственных страхов.

  15. Меня любят, потому что я люблю.


(Гозман Л.Я., Кроз М.В., Латинская М.В. Самоактуализационный тест. М., 1995).


Теперь, прежде чем перейти к подсчету баллов, необходимо баллы-ответы на вопросы №№ 2, 5, 6, 8, 9, 11, 13, 14, «перекодировать» на противоположные: так, если вы указали 1, она переходит в 4, 4 – в 1, 2 – в 3, а 3 – в 2. После этой операции подсчитайте общее количество баллов, сложив измененный вариант по указанным вопросам с неизменным по вопросам №№ 1, 3, 4, 7, 10, 12, 15 – т.е. по остальным. Чем ближе получившаяся цифра к 60, тем более самоактуализирующейся личностью Вы являетесь (но только в том случае, если Вы отвечали на вопросы достаточно откровенно).


А теперь – о том, что именно это означает, иными словами – какие же черты отличают самоактуализирующуюся личность.

Во-первых, для самоактуализирующихся людей характерно более эффективное восприятие реальности. Это значит, что, познавая окружающий мир и самого себя, такой человек свободен от стереотипов и предрассудков, то есть тех «шор», которые формируются и укрепляются в системе мировоззрения человека в процессе взросления. Соответственно, его взгляд на мир оказывается гораздо более открытым, непредвзятым и свободным, что дает возможность сделать восприятие мира более тонким и точным. С этой особенностью восприятия связана и другая характерная черта самоактуализирующейся личности – способность к принятию себя, других людей и природы, т.е. толерантность, проявляющаяся в самом широком спектре ситуаций. Во-вторых, для самоактуализирующейся личности характерно сочетание, с одной стороны, независимости и потребности в уединении, а с другой – глубокого общественного интереса и способности к установлению искренних, эмоционально открытых и насыщенных межличностных отношений. Возможность согласования этих, казалось бы, разнонаправленных характеристик обеспечивается полноценной реализацией потребностей более низкого уровня – в принадлежности и в уважении – что дает возможность самоактуализирующейся личности преодолеть один из базовых человеческих страхов – страх одиночества и отвержения. Самоактуализирующаяся личность уже уверена в собственной ценности и социальной значимости, соответственно, не боится быть непонятой, отвергнутой другими и способна идти на риск самораскрытия, откровенности, на что не решаются многие люди, боясь быть обманутыми в лучших чувствах. И, наконец, самоактуализирующимся людям свойственен высокий творческий потенциал. Им есть, что сказать миру, и они знают, как это сделать.


Впрочем, на уровень самоактуализации выходят далеко не все люди. По мнению А.Маслоу, лишь 1% населения Земли может быть отнесен к числу самоактуализирующихся личностей. Безусловно, это компания весьма достойная – Эйнштейн, М.Мид и др. – однако почему же такая малочисленная?

Дело в том, что на реализацию каждого последующего уровня пирамиды человек может выйти, лишь реализовав, хотя бы в какой-то степени, потребности предыдущих уровней. А большинство людей, как считал А.Маслоу, озабочены, в основном, удовлетворением потребностей нижних уровней. Их активность направлена, таким образом, не на движение вперед и саморазвитие, а на поддержание стабильности существования, на создание мирка, где все идет по раз запланированному порядку, и где они оказываются защищены от любых неожиданностей и неприятностей. Кроме того, огромное число людей проживают свои жизни, так и не поняв своего предназначения, не найдя той сферы, где они могли бы в полной мере реализовать свои возможности и склонности. И в этом, пожалуй, виновно, в основном, общество, в котором формируется и развивается личность, семья и социальные группы более крупного порядка, которые, навязывая личности устоявшиеся стереотипы (полоролевые, этнические, религиозные и т.д.), во многом ограничивают перспективы выбора личностью своего жизненного пути.

Социальное давление и конформизм

«Внезапно кто-то сорвался с места и побежал. Не исключено, что этот человек просто вспомнил, что безнадежно опаздывает на встречу с женой. Как бы то ни было, он помчался на восток по Броуд-стрит (вероятно, в направлении ресторана «Марамор», где обычно назначают свидания женам). Вскоре к нему присоединился еще один бегущий, наверное, мальчик-газетчик. Затем еще один осанистый, делового вида джентльмен неожиданно перешел на рысь… Короче, через десять минут бежали все, кому довелось оказаться на Хай-стрит на всем протяжении от депо до здания суда. Постепенно из нестройной многоголосицы толпы выкристаллизовалось слово «плотина». Неизвестно, кто первый заорал: «Плотину прорвало!» - была ли это щупленькая старушка в трамвае, или это был полисмен-регулировщик, или какой-то мальчишка, но это и неважно. Две тысячи человек без видимой причины помчались в одном направлении…». Этот отрывок из рассказа Дж.Тербера прекрасно иллюстрирует сущность конформизма: как процесса изменения человеком своих мнений или поведения под влиянием реального или воображаемого давления со стороны другого человека или группы людей. В этом отрывке конформное поведение представлено в комическом виде, как «обезьянье» подражание другим, бессмысленное копирование. Однако комический эффект ситуации сохраняется, лишь пока мы знаем, что с плотиной все в порядке. Однако представьте, что было бы, если бы плотину прорвало на самом деле, а все, желая продемонстрировать свою независимость, нонконформизм, остались бы стоять на своих местах?!


Порассуждайте над вопросом о значении конформного поведения в жизни отдельного человека и социальной группы. Конформизм – это хорошо или плохо?

Вопрос специально сформулирован провокационно. Более того, в такой общей формулировке этот вопрос бессмыслен. Попытаемся взвесить все «за» и «против», оценить смысл, природу и сущность разных видов конформизма.

Существует две основных причины, по которым люди проявляют конформизм. Во-первых, это происходит в ситуациях, когда данных, которые человек имеет об окружающем мире недостаточно для принятия решения. Или можно сказать проще – человек не знает, что и как нужно делать. Когда информации из предметного мира недостаточно – мы начинаем ориентироваться на косвенную информацию из мира социального. Представьте, что Вы находитесь на приеме, например, у английской королевы. За ужином Вы обнаруживаете вокруг своей тарелки огромное множество разнообразных приборов. Не имея привычки посещать подобные мероприятия, наверное, нелегко сразу сообразить, какой именно вилочкой следует пользоваться, приступая к поданному блюду (на случай, если Вас действительно позовут к королеве, заметим, что надо следовать простому правилу: при каждой перемене блюд используйте следующую пару приборов в направлении к тарелке). Вам явно не хватает предметной информации – и вот тут-то самое время обратиться за информационной поддержкой к миру социальному – посмотреть, как будут справляться с этим блюдом Ваши соседи за столом и просто последовать их примеру! В этом случае Вы, разрешая затруднение, прибегаете к информационному конформизму. Именно такой вид конформизма проявили и люди на Броуд-стрит из литературного отрывка, с которого начинается этот раздел.

Второй вид конформного поведения имеет иные основания и следствия. Речь идет о нормативном влиянии группы, которому индивид подчиняется с тем, чтобы получить социальное поощрение или избежать наказания. Социально-психологические эксперименты, направленные на изучение конформизма, демонстрируют значение фактора нормативных влияний.

Классические эксперименты С.Аша: испытуемому предъявляется карточка с отрезком-образцом (Х) и карточка с тремя отрезками (А, В, С), из которых его просят выбрать отрезок, равный эталонному (рис. 1).




Казалось бы, ответ очевиден. И когда испытуемый ждет своей очереди отвечать, он совершенно уверен, что необходимо выбрать отрезок В. Но! Проблема в том, что сейчас не его очередь. А все, кто отвечает раньше, уверенно называют А (дело в том, что в эксперименте участвует только один «наивный испытуемый», а все, кто отвечает раньше – подсадные, дающие заведомо неправильные, но всегда одинаковые ответы). Когда неправильный ответ дает первый человек, нашему испытуемому кажется, что отвечающий сошел с ума, но когда такой ответ дает четвертый участник, наивному испытуемому начинает казаться, что единственный сумасшедший здесь – он сам! Когда подходит его очередь – он дает ответ, с самого начала казавшийся ему абсурдным: «конечно, А! "т ответ, с самого начала казавшийся ему абсурдным.ытуемому начинает казаться, что единственный сумасшедший здесь - он » (так поступали испытуемые примерно в 35% случаев).

Пока, из описания эксперимента не очевидно, какого рода воздействия оказывали влияние на испытуемых: начинал ли испытуемый сомневаться в своей правоте и считать, что окружающие более компетентны в данном вопросе (как могли бы посчитать и Вы на королевском приеме) или же испытуемый старался избежать «косых взглядов» со стороны окружающих, которые могли бы посчитать его сумасшедшим, «слепым» или просто глупым. Так вот, в одной из серий этого эксперимента испытуемому предлагалось дать ответ письменно, т.е. не доводить его до сведения группы. В этом случае влияние группы сводилось к нулю – все испытуемые выбирали вариант В.

Заметьте, кстати, что участникам этого эксперимента, в сущности, ничего страшного не угрожало, если бы они остались при своем мнении. В большинстве жизненных ситуаций наказание за неконформное поведение может быть куда более значительным, чем недоумевающие взгляды окружающих – публичное осуждение, штраф, ограничение или лишение определенных прав и свобод (вспомните, кстати, Джордано Бруно).


Таким образом, перед индивидом встает проблема выбора между двумя альтернативами: оставаться правым или сохранить хорошие отношения с окружающими, стараясь соответствовать их ожиданиям. К счастью, в жизни далеко не всегда эти задачи противоречат друг другу. Например, соблюдая правила дорожного движения или поздравляя маму с днем 8-го марта, мы одновременно реализуем эти две важные цели – поступаем так, как считаем нужным, и в соответствии с ожиданиями окружающих. Если бы в эксперименте Аша «подсадные» выбирали бы вариант В, то «наивный» испытуемый, произнеся вслух этот ответ также реализовал бы обе цели одновременно. Однако в эксперименте эти цели были поставлены в конфликтные отношения….

Когда подобная ситуация складывается в реальности – окружающие ждут от нас такого поведения, которое противоречит нашим убеждениям – что мы выбираем? И какие факторы влияют на наш выбор?

Самый простой ответ – «зависит от человека». Отчасти это верно. По степени склонности к конформному или независимому, творческому поведению можно выделить два личностных типа: инновационный и конформно-авторитарный. Эверет Хаген – автор данной классификации – предложил и схему их сопоставления (табл. 2).

Таблица 2. Инновационная и авторитарная личности6

Важнейшие характеристики

Инновационная личность

Авторитарная личность

Отношение к действительности

Отношение к миру характеризуется любознательностью и стремлением управлять им, что выражается в постоянных попытках воздействовать на различные явления и контролировать их.

Согласие с образцами жизни, диктуемыми традицией и авторитетами, которые обосновываются их предположительно вечной природой и сверхъестественным происхождением.

Понимание роли индивида в мире

Принятие на себя ответственности ха плохие стороны жизни, сопряженное с потоком лучших решений и попытками внести изменения.

Покорность, послушание, стремление избегать ответственности и потребность в зависимости.

Стиль лидерства

Откровенность и терпимость к подчиненным, одобрительное отношение к их оригинальности и стремление к новациям.

Твердость (жестокость, непреклонность), возвышенные надежды и строгие требования к подчиненным.

Степень склонности к созиданию и новациям

Творчество, стимулирующее самобытность и стремление к новизне, неукротимая любознательность

Отсутствие (недостаток) стремления к созиданию и новациям.


Исследователи, занимавшиеся проблемой «авторитарной личности» (Т.Адорно, Э.Фромм), естественно, задавались вопросом «откуда берется авторитарная личность»? Ответ на этот вопрос мы дадим в следующем разделе, когда будем говорить о социализации, здесь же ограничимся данной общей характеристикой.

Итак, отчасти личностные характеристики определяют поведение человека. Но всегда ли это так? Можно ли рассчитывать на то, что «хорошие», порядочные люди будут всегда вести себя порядочно, а «плохие» - плохо? Иначе говоря – всегда ли личность определяет поведение человека? Оказывается, нет.

Известный исследователь Стенли Милграм проводил следующий эксперимент: испытуемый, выступавший в роли ученика, должен был запомнить некие словесные пары, другой испытуемый – в роли учителя – должен тестировать правильность запоминания. За каждый неверный ответ «ученика» «учитель», по условиям эксперимента, должен наказывать его ударом электрического тока, причем при каждой ошибке «ученика», сила удара возрастает – от 15 В в начале эксперимента до 450 В. По мере того, как сила удара возрастает, «учитель» наблюдает, как ученик начинает сначала морщиться от боли, потом – жаловаться на больное сердце и, наконец, кричать и биться головой о стену, умоляя прекратить эксперимент и выпустить его7

Как Вы считаете, какое число участников эксперимента дошло до последнего тумблера – 450 В? На какой силе разряда остановились бы Вы сами, доведись Вам участвовать в подобном эксперименте?

На самом деле около 65% испытуемых продолжали посылать электрические разряды до самого конца эксперимента. Но не спешите осуждать этих людей, считать их жестокими и бесчеловечными. Многие из них испытывали искреннюю жалость, сострадание к своим «ученикам», или, в данном случае, скорее – к «жертвам». Что же заставляло их продолжать? Давление ситуации, в лице экспериментатора. Варьирование процедуры проведения эксперимента позволило выявить те характеристики авторитетного лица (в данном случае - экспериментатора), которые способствуют большему проявлению конформизма среди испытуемых. Это, во-первых, физическая близость авторитета (если экспериментатор лишь давал инструкцию и затем выходил из комнаты, большинство испытуемых прекращало эксперимент при первых признаках дискомфорта у «ученика»). Во-вторых, легитимность авторитета (когда экспериментатор представлялся как младший научный сотрудник никому не известной частной лаборатории, его слушались гораздо меньше, чем в другом случае – когда он сообщал о себе, что является профессором Йельского университета).

Заметьте, что при проведении такого эксперимента в других странах (Австралия, Иордания, Германия, Финляндия) число послушных испытуемых существенно не отличалось от американских данных. Различия не были обнаружены и при сравнении поведения испытуемых разного возраста, пола и социального статуса.

Что из этого следует? Большая часть людей будет причинять боль другим, подчиняясь власти.

Идея этого эксперимента вызрела у Милграма - еврея, родившегося в Германии, из трагического опыта собственной жизни – пребывания в концлагере. В экстремальных условиях концлагеря поведение многих людей принципиально отличается от их поведения в обычных условиях: те, кто в обычной жизни производил впечатление «приличного» человека – совершают подлые поступки, борясь за собственную жизнь, и наоборот, люди, которые казались далекими от героизма – на деле готовы жертвовать собой ради спасения других, даже незнакомых им людей.

Это говорит о том, что в реальных условиях склонность людей к подчинению или давлению группы, либо авторитетного лица может принимать устрашающие масштабы и приводить к трагическим последствиям.

В своих мемуарах Альберт Шпеер, один из главных советников Адольфа Гитлера, описывает круг его приближенных как абсолютно конформистский, где не допускалось ни малейшего отклонения от нормы. В такой атмосфере даже самые варварские действия казались абсолютно оправданными, ибо отсутствие других мнений, создававшее иллюзию единодушия, не допускало даже мысли о существовании возможности выбора: «В нормальных условиях люди, поворачивающиеся спиной к реальности, быстро приходят в себя, когда вокруг них происходят недоразумения и конфузы, неизбежно вызывающие критические высказывания окружающих. В третьем рейхе подобных коррективов не существовало. Наоборот, любой самообман приумножался, как в зале с кривыми зеркалами, постепенно превращаясь в бесчисленное повторение уже созданного фантастического мира грез, не имеющего никакого отношения к суровому внешнему миру. В тех зеркалах я уже не мог разглядеть ничего, кроме собственного, многократно продублированного лица»8.

До сих пор мы говорили о двух формах конформности: подчинение информационному и нормативному давлению группы. Однако реакции индивида на социальные воздействия на деле оказываются гораздо тоньше и дифференцированнее. Рассмотрим разные типы реакций на социальные влияния.

1. Подчинение. Этот тип описывает реакции человека, где главной мотивацией становится избегание наказаний или получение поощрений. На этом уровне нет принципиальных различий между поведением животных и человека: если крыса голодна, а в конце лабиринта лежит кусочек сыра – она бежит по лабиринту, если человек рассчитывает на награду – он совершит соответствующий поступок.

2. Идентификация. Это реакция индивида, желающего походить на человека, оказывающего социальное давление. Как в случае с подчинением, индивид ведет себя тем или иным образом не потому, что такое поведение само по себе приносит ему удовлетворение, а потому, что таким образом он становится похожим на того человека (или группу), которые важны для него. Так мы усваиваем многие из установок наших родителей или стиль поведения эстрадных звезд, которые вызывают восхищение у нас и окружающих. Мы принимаем и копируем их взгляды и поведение, потому что нам нравятся эти люди, а со временем начинаем и верить в них.

3. Интернализация – это самая устойчивая, наиболее глубоко укорененная форма реакции на социальные влияния. Интернализация представляет собой осознанное усвоение критически осмысленных идей и способов поведения.

Эти три вида реакции различают и по степени устойчивости. Представьте, например, ситуацию, требующую от Вас соблюдения определенных правил – скажем, правил дорожного движения, предписывающих переходить дорогу только на зеленый свет. Если Вы в данном случае демонстрируете реакцию подчинения, то на красный свет Вы останетесь стоять на тротуаре, только если рядом с Вами находится работник ГИБДД. Если Вы идентифицируете себя со своим отцом, который не раз говорил о важности соблюдения правил дорожного движения, Вы будете дожидаться зеленого света, не задумываясь о том, для чего это необходимо – просто по привычке поступать так, как учил Вас отец. Если же Вы самостоятельно осмыслили важность соблюдения правил дорожного движения и осознаете, что это залог Вашей безопасности и просто показатель общей воспитанности, то будете соблюдать правила независимо от того, кто присутствует рядом и наблюдает за Вашим поведением.

Таким образом, в случае подчинения главным компонентом реакции на социальное влияние является наличие власти, в идентификации главным компонентом выступает привлекательность – обаяние личности, с которым мы себя идентифицируем. В процессе интернализации важным компонентом становится кредит доверия – им должен обладать человек, снабжающий нас информацией.

Можно ли назвать интернализацию разновидностью конформизма? Нет. В этом случае человек, являющийся источником информации, лишь предоставляет материал для размышления, но вся ответственность за принятое решение лежит на самом индивиде. Спасительная же сила конформизма заключается как раз в том, чтобы избавить индивида от мук ответственности и необходимости принятия решений. Поскольку конформное поведение экономит наши интеллектуальные и нравственные силы, оно так часто и встречается в жизни.

Креативность

Мы выяснили, что конформное поведение составляет норму общественной жизни. Оно весьма адаптивно, то есть, с одной стороны, позволяет индивиду экономить собственные усилия, с другой – облегчает обществу задачу поддержания стабильной социальной структуры и успешное выполнение социальных функций. Если же конформное поведение так эффективно и естественно, то откуда же берутся люди, способные к неконформному, творческому поведению. Обратимся к анализу креативности как индивиуальной характеристики и социальной ценности.

Феномен творчества волнует психологов, педагогов, философов, генетиков, писателей и поэтов, актёров и художников на протяжении многих столетий. Тем не менее, многие из вопросов, связанных с творчеством и творческими способностями, на сегодняшний день еще не нашли своего решения. В частности, до конца нерешенным остается вопрос о значении для развития одаренности генетических и средовых воздействий. Еще в 1869 г. Гальтон первым пришел к выводу, что выдающиеся способности могут иметь генетическую природу. Однако пока рано говорить о том, какой именно вклад в развитие креативности вносят генетически определяемые задатки. Специалисты в области психологии творческих способностей приводят массу довольно убедительных аргументов в пользу как преимущественно генетической, так и преимущественно средовой природы способностей9. Так, в качестве доказательства врожденности способности часто приводятся примеры семей и даже династий, одаренных в одной сфере: Бахи, Дарвины и др., а также случаи невероятно раннего проявления способностей: у Моцарта – в 3 года, у Рафаэля – в 8 лет. Будущий английский историк Томас Маколей чрезвычайно напугал мать, когда в 3 года, сохраняя без труда в памяти точную фразеологию, повторил прочитанную им взрослую книгу, а, посетив музей в том же возрасте, перечислял без запинки все экспонаты в порядке их расположения. Милль (ставший впоследствии писателем) читал по-гречески классиков в 4 года, а в 8 за один год выучил латынь. Уже в 5 лет он мог обсуждать сравнительные достоинства и недостатки полководческой деятельности Мальборо и Веллингтона.

Однако случаи массового развития тех или иных способностей в условиях определенных культур доказывают обратное – существенную роль социальных воздействий и характера информации, усваиваемой при жизни. Так, было обнаружено, например, недоразвитие звуковысотного слуха (немузыкальность) примерно у трети взрослых русских, тогда как вьетнамцы продемонстрировали 100%-ную музыкальность. Объяснения этих различий следует искать в особенностях русского и вьетнамского языков: если в русском языке, который относится к «тембровым», высота звука не несет функции смыслоразличения, то во вьетнамском – «тональном» - языке – несет. В результате, все вьетнамцы, овладевая в раннем детстве родным языком, одновременно развивают свой музыкальный слух10.

Эти и многие другие примеры и доказательства позволили сделать вывод: вклад генетических условий в развитие способностей сопоставим со значением средовых факторов, и по насущному уровню развития способности мы не можем четко вычленить вклад наследственности и средовых влияний. Таким образом, креативность формируется под воздействием как врожденных интеллектуальных и личностных задатков, так и воспитания и действия разнообразных средовых факторов.

Не обошли учёные своим вниманием и вопросы творческих способностей личности. Например, американский психолог К. Тейлор указывает на такие черты творческой личности, как стремление всегда быть на переднем крае; независимость и самостоятельность; склонность к риску; активность; любознательность; неутомимость в поисках; неудовлетворённость существующим (методами, традициями); стремление изменить существующее; нестандартность мышления; готовность принимать решения; дар общения; талант предвидения. Социальный психолог П. Вайнцвайг глубоко убеждён, что творческой личности должны быть присущи доброта, любовь и уверенность в своих силах. Л. Халас утверждает, что характерными чертами креативной личности можно считать выделяющий проблему метод мышления, независимость суждений и поведения, свободу от тормозящих предрассудков, открытость, готовность к риску, высокую мотивацию получения результата, внутренний контроль. Практически все исследователи отмечают наличие некоторых различий в психологических портретах ученых, инженеров и деятелей искусства: большой прагматизм ученых и склонность к эмоциональным формам самовыражения у литераторов; ученые и инженеры более сдержанны, менее социально смелы, более тактичны и менее чувствительны, чем деятели искусства11.

Если попытаться обобщить существующие «списки» личностных черт и характеристик познавательных процессов, приписываемых творческой личности, то параметров получится более сотни, и, безусловно, этот перечень нельзя считать исчерпывающим и окончательным, происходит его постоянная корректировка, ибо каждый автор пытается найти свою специфику, усмотреть что-либо необычное в творце, составить наиболее полную картину творческих способностей.

Анализируя структуру самого творческого процесса, выдающийся физиолог Г.Селье, увидев удивительное сходство между механизмами творчества и процессом рождения новой жизни (вряд ли это сходство - простое совпадение, а скорее проявление глубинного закона природы), обозначил семь стадий, которые проходят оба эти процесса:

1) любовь (пылкий энтузиазм, страстная жажда познания);

2) оплодотворение (подготовительный период сбора и сознательного исследования фактов и идей, которые могут положить начало существенно новому открытию);

3) созревание (на этой стадии ученый (инженер, художник) «вынашивает» идею);

4) родовые схватки (момент предчувствия близости рождения идеи);

5) рождение;

6) обследование (жизнеспособность идеи должна быть проверена путем рассуждения и логически спланированного эксперимента);

7) жизнь, то есть использование идеи.

Представляется целесообразным трактовать творчество не только, и не столько, как особый вид деятельности, но как определенное качество профессиональной деятельности. Проанализировав многочисленные примеры творческого подхода в «нетворческих профессиях» (в работе домохозяйки, медсестры, психиатра-практика, спортсмена и проч.), А. Маслоу писал: «я научился применять слово «творчество» (а также «эстетика») не только к «продукции», но и к людям (характерологически), видам деятельности, процессам и установкам. Более того, я стал применять слово «творчество» ко многим разным вещам, помимо тех, которые большинство людей привыкло считать результатами творчества…»12.

Творчество в значительной степени формирует особенности профессиональной культуры индивида и обуславливается двумя различными началами: с одной стороны, оно зависит от общего социокультурного фона, а с другой – от личностной уникальности. В качестве внешних детерминант инновативной деятельности выступают разнообразные аспекты жизни общества, формирующие то, что принято называть «социальным заказом». Отношение к творчеству в разные эпохи человеческой истории менялось радикально. В Древнем Риме в книге ценился лишь материал и работа переплетчика, автор же был бесправен – не преследовались ни плагиат, ни подделки. В Средние века, как и значительно позднее, творец был приравнен к ремесленнику, а если он дерзал проявить самостоятельность, то она никак не поощрялась. На жизнь творец должен был зарабатывать иным путем: Спиноза шлифовал линзы, да и великий Ломоносов ценился в основном за утилитарную продукцию – придворные оды и создание праздничных фейерверков. Лишь в XIX веке «представители творческих профессий» получили возможность жить за счет продажи своего творческого продукта. Вспомним слова А.С.Пушкина: «не продается вдохновенье, но можно рукопись продать».

Таким образом, ряд факторов, определяющих «социальный заказ»: социально-экономические проблемы, политические интересы, технологические нужды, общественные запросы на новые товары и услуги, культурные ценности, оказывают влияние на формы и содержание профессиональной деятельности. Так, конкурентная экономика закрепляет и поддерживает ориентацию специалиста на поиск нового.

Впрочем, обсуждая проблему творчества, значение внешних детерминирующих факторов хотя и следует принимать во внимание, однако нельзя абсолютизировать. Один из самых известных исследователей творчества, автор наиболее развернутой системы представлений о природе творчества, В.М.Вильчек так описывает взаимодействие внешних и внутренних детерминант творческой деятельности: «Творчество представляется особым видом труда, т.е. отождествляется с деятельностью, осуществляемой за определенную мзду, сумму благ, необходимую автору, чтобы удовлетворить, прежде всего, свои животные, а затем, и некоторые человеческие потребности. Но в критических ситуациях всегда будут выявляться различия между творчеством и трудом, выявляться грубо и зримо. Человек никогда не борется за право трудиться – даже если и выступает под лозунгом за право на труд. На самом деле он борется за право иметь средства к существованию и за свой социальный статус. Но за право на творчество, за созданные ими идеи, образы, люди шли на костер. Любые подделки и суррогаты создаются за деньги, и лишь шедевры – задаром. Если автору за них что-либо и платят, то и вовсе по глупости, ибо не понимают, что великие творения духа – научные, художественные, любые – создаются и тогда, когда за них расплачиваются не с автором, а сами авторы: порой бедностью и лишениями, порой свободой, порой жизнью… потому что творчество, будучи деятельностью, абсолютно необходимой для существования общества, это в то же время и самоцельная, потребительская деятельность, замена утраченного инстинкта»13.

Что касается внутренних факторов, определяющих творческую активность, то они представляют собой развертывание профессионального потенциала работников. Среди них важную роль играет степень владения методическими основаниями профессиональной культуры, к которым относятся: теоретические знания, мировоззренческие позиции, технологии построения умозаключений и другие проявления интеллектуальной деятельности, выступающих в качестве регуляторов поиска. Они в значительной степени корректируют сам поисковый процесс, осуществляют селекцию информации. Отметим, впрочем, что эти детерминанты могут как способствовать повышению эффективности разработки научно-технических инноваций, так и препятствовать ей. Например, устаревшие теоретические представления, догматизм специалиста будут затруднять постановку и решение новой проблемы, препятствовать пониманию позиции других специалистов, если они не совпадают с его собственной. Бывает и так, что, напротив, жадно поглощая чужое, человек попадает под власть готовых рассуждений и затрудняет себе поиски новых, непроторенных дорог. А.Эйнштейн высказал это обстоятельство в нарочито парадоксальной форме: открытие совершает «невежда», который «не знает», что именно этого сделать невозможно.

Другая важная группа факторов, составляющих внутреннюю детерминацию инновативной деятельности, - это личностно-психологические характеристики специалиста: установки, мотивы, интересы, запросы, то есть то, что выполняет роль побудительных сил интеллектуальной активности. Они в значительной мере влияют и на отношение специалиста к самому поиску, и на практическое осмысление результатов своей деятельности, они побуждают к наиболее полной профессиональной самореализации, вызывают «беспокойство» и «неудовлетворенность» на протяжении всей жизни. Психологическая готовность и способность противостоять неблагоприятным организационно-управленческим, политико-идеологическим факторам побуждает к максимальной его реализации. Это показатели достаточно высокого уровня профессиональной культуры специалиста. И наоборот, неадекватная самооценка, нерешительность, мнительность, слабоволие и т.п. выступают психологическими барьерами на пути реализации способностей к созданию нового.

Достаточно часто и в свидетельствах самих творческих личностей, и в теоретических исследованиях креативности подчеркивается, что творческому человеку присущи многие «детские» черты: их восприятие мира непрерывно обновляется, они сохраняют детскую способность к удивлению и восхищению, и простой цветок может вызвать у них такой же восторг, как и революционное открытие. Обычно это мечтатели, которые порой могут сойти за сумасшедших из-за того, что они претворяют в жизнь свои «бредовые идеи». Почему же творческих детей много, а творческие взрослые – редкость? Почему происходит так, что, как говорил Сент-Экзюпери, во многих детях «убивают Моцарта»?

Творцом не рождаются. Все зависит от того, какие возможности предоставит окружение для реализации того потенциала, который в различной степени и в той или иной форме присущ каждому из нас. Однако любая система воспитания, созданная обществом, базируется на конформизме. Это самый надежный путь к обеспечению единства всех членов социальной группы, но одновременно и самый верный способ подавить развитие творческого мышления.

Действительно, творческая личность в основе своей чужда конформизму. Именно независимость суждений позволяет ей исследовать пути, на которые из боязни показаться смешными, или остаться непонятыми, не осмеливаются вступить остальные люди. Творческий человек с трудом входит в жизнь социальной группы, хотя он и открыт для окружающих и пользуется определенной популярностью. Он принимает общественные ценности только в том случае, если они совпадают с его собственными. В то же время он мало догматичен, и его представления о жизни и обществе, а также о смысле собственных поступков могут быть весьма неоднозначными.

Развитие цивилизации, возрастание сложности жизни, требование личной ответственности, множественность выбора, «бремя свободы» - все это приводит к тому, что в нашей жизни все чаще встречаются проявления деструктивной активности: как саморазрушения, так и разрушения окружающего мира. Разрушение, как и творчество, спонтанно, бескорыстно и самодовлеюще. Это такое же спонтанное проявление человеческой сущности14. И разрушение, и творчество едины в своем истоке и идеале, но средства и результаты этих процессов противоположны: человек оказывается перед выбором, который он совершает бессознательно, - либо подняться к вершинам творчества, либо сорваться в пропасть разрушения.

Вероятно, чтобы творить, необходимо усвоить образец активности человека творящего, путем подражания выйти на новый уровень овладения культурой и устремиться самостоятельно дальше. Для творчества нужны и индивидуальные познавательные усилия. Но если сил нет, образцы адаптивного поведения дискредитированы, а к творчеству человек не подготовлен (в его окружении не было образцов такого поведения), велика опасность развития именно разрушительной активности.

Case-study: анализ развития креативности в юношеском возрасте

Креативность и становление творческой личности – тонкие и сложные для анализа темы, их изучения требует применения столь же тонких методов. На использовании качественных методов – интервью и автобиографических сочинений было основано исследование развития креативности и профессионального самоопределения, проведенное в 2005-06 гг. в одном из московских творческих вузов15.

Креативность как не только когнитивная или личностная характеристика человека, но развивающаяся в течение человеческой жизни активность, требует исследования вопроса, каким образом детский и юношеский опыт связан с формированием креативности.

Для развития креативности выделяют два сензитивных периода (сензитивными называют периоды особой чувствительности к определенного рода воздействиям). Первый из них – этап дошкольного детства – 3-5 лет. В это время у ребенка формируется креативность как способ мировосприятия, она еще недифференцированная, в ней нет направленности на какой-то определенный вид деятельности. Это некая «первичная» креативность - общая творческая направленность.

Как свидетельствуют воспоминания наших респондентов, в подавляющем большинстве случаев выбор профессии у будущих музыкантов происходит довольно рано. С дошкольного или младшего школьного возраста у ребят формируется устойчивое стремление к занятиям, связанным с музыкой, и такого рода занятия – инструментальное и вокальное исполнительство, сочинение музыки, танцы, посещение спектаклей, участие в семейных вечерах и школьных концертах – становятся предпочитаемым времяпрепровождением и закладывают основу будущего профессионального выбора.

Н.К.: «В детстве я сочиняла музыку, пела и аккомпанировала себе, абсолютно везде, не стесняясь. Когда у меня еще не было музыкальных инструментов, но желание бушевало уже вовсю, я закрывалась в ванной комнате, ставила стульчик и в абсолютной темноте пела на весь дом, играя на ванне. Даже находясь в квартире одной, мне никогда не было скучно. В подростковом возрасте мои стремления также были связаны с любимым занятием – музыкой, как впрочем и по сей день – ничего другого для себя и не представляю».

О.: «В 4 года я начал заниматься музыкой. Сам маму уговорил отдать меня на скрипку. Мама часто водила меня на концерты классической музыки, да и сам я, с 6-7 лет уже играл в музыкальной школе. У нас дома было пианино, потому что и папа, и мама были музыкантами.. Я закончил два раза музыкальную школу (по скрипке и по кларнету)… Я с самого детства хотел быть музыкантом».

Однако при такой общей посылке – раннего выбора профессионального пути – в детских воспоминаниях выделяются и различные черты, позволяющие описать разные «узловые точки» профессионального самоопределения. В качестве факторов, значимых для формирования творческой личности, рассматриваются влияние семьи и обстоятельств. В число этих факторов включаются порядок рождения, ранняя потеря родителей, маргинальность и наличие наставников и ролевых моделей. Другие переменные относятся к опыту индивида в начальной, средней и высшей школе.

Так, многие, хотя и далеко не все, наши респонденты могут описать «первую встречу» с музыкой, яркие впечатления от которой часто оказываются определяющими их дальнейшую жизнь.

А.Н.: «Именно с этим зданием (описывается клуб в маленьком городке) связаны мои первые воспоминания о живом концерте. Однажды к нам приехал цыганский коллектив – это меня восхитило: роза алая в волосах, длинные летящие, играющие юбки, бубны, красивые и голосистые девушки… В общем, это было яркое и красочное пятно в моем сознании, да и до сих пор есть».

Е.М: «Дело было зимой: в нашем клубе проходил большой концерт. Приезжали артисты, звезды эстрады. Мои родители привели меня на этот концерт впервые. Я хорошо помню свои ощущения: мне было очень радостно и весело. Я сидела на коленях у своей тети, и вдруг мне захотелось встать. Тетя меня удерживала, но я все равно вырвалась и пошла уверенным шагом на сцену. По ступенькам я поднялась на сцену и стала танцевать вместе с артистом Александром Барыкиным. Танцуя на сцене, я чувствовала себя свободно и уверенно. Вспоминая этот момент из моей жизни – теперь я понимаю, что моя жизнь обречена быть на сцене».

По всей видимости, описанные выше примеры могут быть объединены понятием импрессинга (Эфроимсон, 2003). В связи с успехами в этологии в XX веке, стало выясняться огромное значение для развития личности ранних впечатлений: сначала на животных, потом на младенцах и детях выяснилось, что младенческие и детские, подростковые впечатления определяют не только уровень впоследствии достигаемого интеллекта, но и эмоциональную сущность индивида, его ценностные критерии, причем строго стадийно и нередко необратимо. Речь идет о характерном для человека явлении, которое связано с наличием очень четких необратимых стадий формирования стремлений, предпочтений и влечений и означает, что у человека уже в младенчестве, детстве формируются и фиксируются, зачастую пожизненно, те ценностные критерии и подсознательные решения, которыми он будет руководствоваться, несмотря ни на что. Так, например, Софья Ковалевская очень рано проявила блестящие способности к математике, кроме прочего, может быть и потому, что стены ее детской вместо обоев были оклеены листами из дипломных работ, испещренных математическими формулами, и малышка, засыпая и просыпаясь подолгу разглядывала эти «письмена». Для разных людей импрессингами могут служить разные явления. Как указывает В.П.Эфроимсон16, «при всей неизученности и иногда загадочности явления, каковы бы ни были причинно-следственные отношения, вероятно, нет ни одного случая мощнейшего проявления интеллектуальной активности (гениальности) без реализованной стимулирующей системы импрессингов, запускающей «цепную реакцию». Импрессинг иногда пожизненно, но всегда на очень долгий срок определяет многие мотивы деятельности человека, его цели, его ценностную шкалу. Два примера из книги американской исследовательницы Д.Джослин17. Когда у одного мальчика пропала собака, и он стал горевать по ней, родители достали ему другого щенка и сказали, что, конечно, пропавший пес незаменим, и горе понятно. Но новый щенок все-таки тоже может доставить свои радости – его надо только полюбить, что мальчик и сделал. Когда у Дженни пропал щенок, к которому она была очень привязана, родители сказали ей, что горевать не надо. Они ей достанут другого щенка. Родители несколько удивились позднее, заметив, что Дженни вовсе не беспокоится из-за того, что ее щенок бегает среди мчащихся машин. На вопрос, почему она так безразлична, Дженни ответила: «Но ведь всегда можно достать другого щенка»! Описывая оба случая, психолог замечает: «Может быть, Дженни когда-нибудь скажет, что всегда можно найти другого мужа».

Можно ли проследить подобные пожизненно действующие впечатления детства или юности в жизни других людей? Как показывают приведенные примеры детских воспоминаний, это, несомненно, так.

Хотя в течение длительного времени существовало мнение о том, что креативность – свойство, дающееся от рождения, безусловно, что межличностные контакты вносят значительный вклад в ее формирование. Варианты внешних оценок как поощрение, уважение и восхищение творчеством могут сыграть существенную роль в актуализации способностей индивида. Так, многие наши респонденты вспоминают, с каким удовольствием они выступали в детстве перед родными, на школьных концертах и т.д. И.З.: «Вся семья наблюдала за моими концертами – я пародировала певцов, танцевала с расческой в руке вместо микрофона, меняла костюмы. Но отчетливей всего я помню лица моих родных, наблюдавших за всем этим действом. Они были счастливы, полны любовью...»

Рассмотрим значение для личностного развития и актуализации творческого потенциала ребенка трех видов социальных отношений, в которые так или иначе каждый ребенок вступает: отношения с родителями, с учителями, со сверстниками.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке iconОбщая педагогика, в первую очередь такая ее область, как теория воспитания, в центре внимания которой оказывается личность в социуме, также выходит на проблемы

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке iconЛичность и общество Лекция Вопросы: Понятие личности в социологии

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке icon«Человек – Общество»

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке icon«Человек и общество» 8 класс

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке iconИндивидуум (человек), общество и бизнес

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке iconТематический план № п п. Наименование тем Человек и его потребности. Представление о человеке как о социально-природном существе

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке iconКонференция “ Человек, природа, общество, актуальные проблемы

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке icon4. человек. Индивид. Личность

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке iconТема I. Общественная сущность человека § Человек как личность

Личность и общество: человек в социуме, социальное в человеке icon2. Чем отличается понятие «Личность» от понятия «Человек», «индивид» и «индивидуальность»?



База данных защищена авторским правом © 2018
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
поиск