П. Белоусова Мышление глазами лингвиста icon

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста





Скачать 90.41 Kb.
НазваниеП. Белоусова Мышление глазами лингвиста
Дата конвертации20.02.2013
Размер90.41 Kb.
ТипДоклад
П. Белоусова


Мышление глазами лингвиста


[материалы доклада на семинаре Мышление 2003/10/11]


Доклад представляет собой обзорную информацию об изучении мышления внутри лингвистики. Поскольку для рассмотрения современных проблем языка и мышления необходимо владение базовыми понятиями языкознания, в доклад включено краткое описание понятий Язык, Знак, Слово.

Для лингвистов мышление прежде всего связано с языком. Что такое язык?

Язык – упорядоченная система знаков, с помощью которой возможно общение, возможен обмен мыслями и знаниями между людьми.

Язык – знаковая система. Существуют искусственные языки и естественные языки. Естественные языки – это языки, которые мы усваиваем с детства, на которых мы привыкаем говорить с первых лет жизни. Естественные языки призваны удовлетворять любые потребности людей в изъяснении, они универсальны и способны выразить любую человеческую мысль. Русский, испанский, древнегреческий, японский – это все универсальные естественные языки. Искусственные языки создаются людьми для конкретных задач, они способны экономно и понятно выражать ограниченный круг понятий. Чаще всего это интернациональные языки, понятные человеку любой культуры и национальности. Это язык дорожных знаков, язык арифметики, азбука Морзе и др. В отличие от естественных, искусственные языки не универсальны, не считается возможным выразить, например, свои чувства при помощи дорожных знаков. Но основное отличие естественных и искусственных языков заключается в природе их знаков. Что такое знак?

Знак – единство означаемого и означающего, смыслового значения и единицы, за которой оно закреплено. Чтобы предмет стал знаком, он должен быть включен в знаковую ситуацию, которая состоит из четырех компонентов:

  • отправитель

  • получатель

  • знак (означающий предмет)

  • условное значение

Отсутствие любого из компонентов лишает предмет знаковой функции.

Именно способность оперировать знаками отличает человека от животного. Для использования знаковой системы необходимо абстрактное мышление. Животные неспособны отделить условное значение предмета от его естественного значения, животные оперируют не знаками, а симптомами.

Знак – это материальный предмет, связанный со значением и включенный в знаковую ситуацию. Знаки двусторонни, имеют материальную и идеальную стороны (план выражения и план содержания; знак и значение; означающее и означаемое).

Виды знаков:

  1. Аудиальные (слуховые) – речь, символические удары в барабан, колокольный звон.

  2. Визуальные (зрительные) – графическое слово, знаки дорожного движения, зарубки в лесу.

  3. Тактильные (осязательные) – азбука слепых.

  4. Обонятельные (спорно и сложно, так как обоняние – ощущение, наименее подверженное логическому анализу, за запахом труднее всего закрепить условное значение; можно вспомнить язык цветов и перенести значение «алая роза = страстная любовь» на соответствующий запах, но это достаточно неточно и индивидуально в каждом случае).


Каждый знак является единством трех значений:

  • экспонент – материальная сторона знака, план выражения, означающее, слово «стол»;

  • денотат – актуальное значение, восприятие конкретного смысла, реальный стол, который мы называем;

  • сигнификат – абстрактное понятие, потенциальное значение, представление о неком обобщенном столе, подходящее к каждому из предметов, которое мы могли бы назвать столом.


Абстрактное мышление развивается у ребенка в возрасте одного года. Мама показывает ребенку мяч и называет его: «Мяч!». Ребенок привыкает к тому, что за этим конкретным предметом закреплен этот звуковой комплекс. Обычно вместе со звучанием ребенок привязывает к предмету эмоциональную окраску: маленькому ребенку мама, показывая яркий красивый мяч, будет произносить «мяч» скорее всего восторженно и восхищенно, стараясь пробудить у ребенка интерес. Пришла бабушка: «Смотри, что я тебе принесла! МЯЧ!». Звуковой комплекс повторяется, эмоция сохраняется, но это уже другой предмет, новый мяч, например, другого цвета и больше. Ребенок не сразу осознает, что взрослые не сошли с ума, что они умеют различать цвета и размеры и вовсе не путают один мяч с другим. Особенно полезно, если мама кладет несколько мячей перед ребенком и объясняет: «Смотри, это МЯЧ!, и это МЯЧ!, и это тоже МЯЧ!, у тебя много МЯЧЕЙ!». Так в сознании ребенка формируется сигнификативное представление о некоем абстрактном мяче, значение это выражается звуковым комплексом «мяч» и служит для называния каждого конкретного «сплошного или полого внутри шара из упругого материала, отскакивающего при падении от твердой поверхности» [Ожегов, 1970, с.359].

Итак, язык следует считать первичной универсальной знаковой системой, естественно сложившейся на определенном этапе развития человеческого общества и господствующей в рациональной сфере человеческой деятельности.


Мышление более динамично, чем язык. Как строго упорядоченная система, язык меняется достаточно долго, постепенно. Многие категории, утраченные мышлением, сохраняются в языке. При изучении наименее подвижных категорий языка обнаруживаются стереотипы, характерны для русского менталитета. Язык не умеет лгать, потому что принадлежит сразу всем и каждому в отдельности, потому что всегда с большой неохотой меняется, поэтому знания, почерпнутые из исторического строя языка могут с наибольшей достоверностью свидетельствовать об особенностях русского национального мышления.

Примеры:

Грамматика. Категория одушевленности-неодушевленности имен существительных. В парадигме склонения одушевленного существительного второго склонения мужского рода единственного числа винительный падеж формально равен родительному (отвечает на вопрос кого?; нет брата, вижу брата). В парадигме склонения неодушевленного существительного второго склонения мужского рода единственного числа форма винительного падежа совпадает с формой именительного падежа (отвечает на вопрос что?; стоит столб, вижу столб). Это противопоставление форм развилось в тот исторический период жизни языка, когда потребовалось отличать способные к активным действиям объекты от неспособных. Категорию одушевленности расширил класс животных. Собственно процесс появления категории одушевленности знаменовал переход на новую стадию мышления, отказ от анимизма (для мифологического мышления дерево и камень так же способны к активным действиям, как человек). Но язык сохранил следы древних представлений человека: по схеме одушевленного существительного склоняются слова «мертвец», «покойник», «утопленник», «удавленник».

Пример из области словообразования. Практически все существительные, обозначающие лиц женского пола, образованы от соответствующих существительных, обозначающих лиц мужского пола, то есть являются вторичными по отношению к ним. Боярин-боярыня, кур-кура, учитель-учительница, супруг-супруга. К этому правилу не относятся номинации лиц женского и мужского пола, разные по происхождению (муж-жена, баран-овца). Два уникальных исключения из этого утверждения только подтверждают его: номинация лица мужского пола вторична по отношению к соответствующей номинации лица женского пола в оппозиции дура-дурак, коза-козел.

Еще один пример из области грамматики. Рассмотрим категорию рода существительных. Почему слово земля женского рода, а слово дождь – мужского? В современном русском языке категория рода считается словарной, то есть мы никак не можем проверить род существительного, кроме как заглянув в словарь, категория утратила свою семантическую наполненность. Однако для древнего русича было очевидно, что земля – мать, родящая хлеб, воплощение женского начала, тогда как дождь – питает, оплодотворяет, является носителем мужского начала. Сегодня эти представления кажутся архаичными, но язык сохранил память о них.

Лексика. В современном русском языке не осознается значение «красивый» за словом «красный», тогда как раньше слово «красный» именно обозначало «красивый», сохранилось выражение «красна девица». На современном этапе мышления утратилась такая очевидная связь между цветом и эстетической категорией, раньше, видимо, они были тождественны.


Понятие смыслового поля.

Каждый естественный язык имеет сложную историю, каждый держится своих корней. Язык первый способствует развитию абстрактного мышления в человеке, язык – та первичная форма, в которой привыкает выражать и фиксировать себя мысль. В языках, особенно родственных, есть очень много общего: чем древнее рассматриваемое нами явление, тем большее количество языков сохранило его следы. Но каждый язык и уникален. Формируя в сознании человека абстрактные понятия, язык будто накладывает на мышление трафарет. Если представить себе все наше понятие о мире как пространство, то язык номинирует (называет) отдельные точки этого пространства, эти точки стягивают к себе ближайшее смысловое пространство, образуя смысловые пучки – их можно назвать концептами. Сеть концептов структурирует смысловое пространство, делает его удобным для описания и обсуждения. Каждый язык может формировать уникальные концепты. Например, слово «тоска», как и соответствующее понятие «тоска» существует только в русском языке, представляя немалые сложности для перевода на другие языки. Для мышления человека очень важно, какой язык для него родной, какой концептный трафарет наложен на его мышление.


Понятие речемыслительной деятельности

Чтобы говорить, надо мыслить. Это сомнению не подлежит. Но в девятнадцатом веке предметом спора лингвистов стал вопрос, верно ли обратное, то есть обязательно ли говорить, чтобы мыслить? Были разработаны две основные концепции: концепции верболистов и аверболистов. Верболисты полагали, что мышление – это «разговор с собой», внутренняя коммуникация, и без внутреннего проговаривания мышление невозможно. Аверболисты утверждали, что есть такие области мышления, где слово не нужно. Художники и музыканты мыслят, но мыслят не словом, а образом – художественным и звуковым. Два этих лагеря оказались примиренными, когда из сферы интересов лингвистики была исключена мысль, воплощенная в звуке, цвете, графической и пластической форме, а также мысль, «преодолевшая слово» (Лосев), то есть продукт бессловесного мышления. Для лингвистов мышление понимается достаточно узко: объектом изучения оказывается мышление, с необходимостью выражающее себя в тексте, воплощающееся в тексте. Процесс мышления и процесс речетворчества происходит одновременно, мысль при этом «рождается в слове, совершается в нем» (Выготский). В лингвистике принято говорить о мышлении как о речемыслительном процессе.


Выделяются четыре разновидности речемышления: отражение, воспоминание, репродукция, рефлексия.

Отражение – констатация, фиксирование через речь явлений объективного мира и внутреннего мира субъекта. Пример: «Я набираю на клавиатуре компьютера текст доклада о мышлении». Отражение осуществляется органами чувств и его результат одновременно или позднее вербализуется (выражается словесно).

Воспоминание – мыслительный процесс, в результате которого воспроизводится отражение, состоявшееся в прошлом. Пример: «Сегодня утром я видела, как на улице шел снег».

Репродукция – процесс воспроизведения интеллектуальных, культурных, духовных знаний, полученных субъектом речемыслительной деятельности в прошлом через книги, живопись, музыку, через других лиц. Пример: «Недавно в город приезжал Путин». Я как речемыслительный субъект не видела Путина своими глазами, приезд Путина не подтвержден моим собственным чувственным опытом. Но я слышала в новостях и читала в газетах о его приезде, обсуждала визит президента с друзьями. Воспроизведение такой опосредованной информации и будет репродукцией.


Отражение, воспоминание, репродукция могут осложняться мыслительным процессом интерпретации. Интерпретация – субъективное понимание отраженного, вспомнившегося, репродуцируемого, содержащее также личностную оценку.


Рефлексия – свободное ассоциирование объектов, явлений, состояний, событий, концептов. Чаще всего рефлексия встречается в стихотворных произведениях.


В конкретных текстах чаще всего совмещаются разные типы речемыслительной деятельности.


Чтобы проследить, как происходят эти процессы, как рождается в слове мысль, необходимо рассмотреть структуру слова.

Слово, в отличие от обычного знака, – триединая сущность. Тогда как знак – единство означающего и означаемого, плана выражения и плана содержания, слово состоит из плана выражения, плана содержания и представления. Представление – вторая идеальная сущность речи (первая – план содержания), оно может быть чувственным, эмоциональным, интеллектуальным, абстрактным.

План содержания иначе называется семемой. Семема – то, что обозначает данное слово, понятие, закрепленное за ним. Семема состоит из отдельных сем, которые и являются мельчайшими доступными лингвистике смысловыми единицами языка.

Образованию мысли предшествует образование зачина мысли. Зачин мысли – это аструктурное объемное нерасчлененное идеальное образование. Под действием интенций и воли субъекта речемыслительной деятельности происходит интуитивной процесс дробления первоначального аструктурного зачина мысли на универсальные (характерные для мышления на любом земном языке) семы. Из сем возникают конкретные семемы, которые уже жестко связаны с соответствующими им словесными единицами.


Список литературы





  1. Выготский Л. С. Избранные психологические исследования: Мышление и речь. Проблемы психологического развития ребенка. М., 1956.

  2. Выготский Л. С. Мышление и речь // Собр.соч. Т.2. М., 1982.

  3. Гумбольдт В. О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества // Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М., 1984.

  4. Жоль К. К. Язык как практическое сознание (философский анализ). Киев, 1990.

  5. Лосев А. Ф. Философия имени. М., 1990.

  6. Лурия А. Р. Язык и сознание. М., 1979.

  7. Спиркин А. Г. Мозг и психика: соотношение материального и идеального // Мозг и сознание. М., 1990.

  8. Чернухина И. Я. Виды речемыслительной деятельности и типология текстов (на материале лирических стихотворений) //Человек – Текст – Культура. Екатеринбург, 1994.

  9. Она же. Три типа поэтического речевого мышления (на материале лирики В. Маяковского) // Функционально-стилистический аспект различных типов текста. Пермь, 1991 (1991б).

Добавить документ в свой блог или на сайт
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста iconЧто же такое мышление? Мышление – высшая форма отражения мозгом окружающего мира, наиболее сложный познавательный психический процесс, свойственный только человеку

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста iconБелоусова В. В. Проблема самоопределения личности: теоретический анализ

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста iconОпределение предмета и содержание науки логики. Мышление как логический процесс. Содержание и формы мышления
Что такое правильное мышление и какого значение логики в процессе его обеспечения?

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста iconИмеют 5-7 жаберных щелей с каждой стороны (ничем не прикрытых) и хорошо развитые брызгальца, расположенные за глазами

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста iconМышление

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста iconКреативное мышление. ” Потапов В. В

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста iconКритическое мышление и качество образования

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста iconКурсовая Эмпирическое и теоретическое мышление Введение

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста iconИ. А. Бескова как возможно творческое мышление?

П. Белоусова Мышление глазами лингвиста iconГ. П. Щедровицкий «Языковое мышление» иего анализ



База данных защищена авторским правом © 2016
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
поиск