Доклады и сообщения на учредительной конференции Международной ассоциации содействия правосудию. Санкт-Петербург, 5-6 октября 2005 г icon

Доклады и сообщения на учредительной конференции Международной ассоциации содействия правосудию. Санкт-Петербург, 5-6 октября 2005 г





Скачать 183.08 Kb.
НазваниеДоклады и сообщения на учредительной конференции Международной ассоциации содействия правосудию. Санкт-Петербург, 5-6 октября 2005 г
Дата конвертации20.02.2013
Размер183.08 Kb.
ТипДоклад
Школы и направления уголовно-процессуальной науки.

Доклады и сообщения на учредительной конференции Международной ассоциации содействия правосудию. Санкт-Петербург, 5-6 октября 2005 г. / Под ред. А.В. Смирнова. СПб., 2005. 192 с.


Шмонин Андрей Владимирович

докторант Академии управления МВД России


К вопросу о понятии предмета доказывания


В научной литературе неоднократно подчеркивалось значение предмета доказывания в уголовном судопроизводстве. Правильное определение содержания предмета доказывания обеспечивает целенаправленность и плановость действий следователя, прокурора и суда1. Кроме упорядоченности производства по делу в целом, установления направления и пределов расследования, предмет доказывания имеет значение для определения целенаправленности следственных версий, отдельных процессуальных действий, а также для разработки тактических операций (комбинаций), т.е. комплекса процессуальных и/или иных действий. Не менее важен предмет доказывания в качестве определяющего фактора при разработке криминалистических характеристик преступлений2, а значит и структурного элемента в частной методике расследования3.


В уголовно-процессуальной и криминалистической литературе до настоящего времени не сложилось единого понимания сущности предмета доказывания, несмотря на то, что данный термин широко используется как в теории доказывания, так и в криминалистике.


При определении понятия предмета доказывания в юридической литературе большинство авторов основываются на философском определении объекта и предмета познания4. В философской литературе существуют различные взгляды на соотношение объекта и предмета познания. Приведем наиболее характерные из них.


Одни авторы полагают, что "объект" и "предмет" - это однозначные понятия5. Другие считают, что предметом являются материальные вещи, а объектом свойства и отношения, выявленные в предмете посредством метода и зафиксированные при помощи знаковых систем6. Третьи проводят принципиальное различие между значениями понятий "объект" и "предмет познания"7. При этом следует подчеркнуть, что большинство авторов склоняется к третьей точке зрения.


Далеко не полное перечисление различных точек зрения, существующих в философии по данному вопросу, преследует единственную цель - показать многозначность понятий и соотношений объекта и предмета.


Наиболее часто встречающиеся определения объекта в философской литературе позволяют сделать вывод, что под ним понимается часть объективной реальности, которая представляет собой "то, на что направлена познавательная и иная деятельность субъекта"8. Сюда относят различные материальные и духовные образования: предметы и явления природы, общества, человека, его сознания и сам процесс познания.


Предмет познания есть вовлеченные в процесс практической деятельности человека стороны, свойства, отношения реальных объектов, которые в данных исторических условиях подлежат познанию. Предмет познания не тождественен объекту. Последний есть фрагмент мира самого по себе, тогда как первый есть фрагмент мира для нас. Один и тот же объект может быть предметом познания различных дисциплин. Например, человек изучается социологией, биологией, анатомией и т.д. С гносеологической точки зрения противопоставление предмета познания и объекта относительно. В той мере, в какой объект дан субъекту через призму практики и познания, он является предметом познания. В свою очередь, развитие практики и познания влечет расширение предмета познания, актуализирует для субъекта новые измерения объекта. С формированием науки выделяется и предмет научного познания9.


Познавательная деятельность органов расследования направлена, прежде всего, на изучение (исследование) такого социального явления, как преступление, которое в единстве всех своих сторон, свойств и отношений с окружающей действительностью и выступает в качестве объекта изучения (исследования) в рамках уголовного дела. Такой объект может именоваться объектом криминалистического (уголовно-процессуального и т.д.) познания.


Исследование преступления как объекта познания предполагает использование наряду с юридическими понятиями также философских положений теории познания. Подобный аспект исследования необходим для того, чтобы дать методологическое обоснование криминалистической характеристики объекта познания по уголовному делу, выявить специфику криминалистического познания в целом.


С уголовно-процессуальной, а значит и криминалистической позиции деятельность по расследованию преступлений позволяет выделить две группы предметов (вещей) и явлений (процессов), вовлеченных в качестве объекта познания в сферу профессиональных интересов органа расследования. К первой группе относятся, прежде всего, событие преступления и иные, связанные с ним обстоятельства. Вторую группу составляют объекты, являющиеся носителями следов преступления или информации о преступлении.


Исследование первой группы объектов является, по существу, целью уголовного судопроизводства и требует от органа расследования особой реконструирующей активности, выраженной в способности воспроизведения в наглядных образах отдаленных во времени и пространстве предметов (вещей) и явлений (процессов) преступного деяния посредством сохранившихся и обнаруженных следов (информации). Данную группу объектов уголовно-процессуального познания принято называть "объект-цель"10.


Ко второй группе объектов относятся все предметы материального мира (вещи), посредством которых, и через которые, орган расследования (суд) реконструирует событие преступления в целом, выясняет мотив его совершения и дает юридическую оценку содеянному. Данная группа объектов уголовно-процессуального познания является, по существу, средством, которое используется органом расследования (судом) для достижения основных задач уголовного судопроизводства. В связи с этим данные объекты познания в уголовном процессе называют "объект-средство"11.


Резюмируя изложенное, объект уголовно-процессуального познания можно определить как преступное деяние, и связанные с ним обстоятельства, предусмотренные законом, а также предметы (вещи) и явления (процессы) действительности (материальные и идеальные, природные и социальные), возникшие в результате этого деяния и вовлеченные в сферу деятельности органов уголовного судопроизводства для решения стоящих перед ними задач12. При этом и криминалистика и уголовный процесс исследуют преступление с разных позиций, хотя и во многом идентичных.


Следует заметить, что этот объект (преступление) изучается не только науками криминалистики и уголовного процесса, но и другими отраслями знаний и практической деятельности: уголовным правом, криминологией, психологией и т.д. Каждая из этих отраслей знаний изучает свой аспект этого объекта, т.е. свой предмет. При этом и криминалистика и уголовный процесс исследуют преступление с разных позиций, хотя и во многом идентичных.


Трактуя предмет познания как стороны, свойства и отношения объектов, исследуемые субъектом с определенной целью, в данных условиях и обстоятельствах, закономерно следует признать, что в теории уголовно-процессуального доказывания это философское понятие является предметом доказывания, ибо оно, как раз, и охватывает не любые стороны изучаемого органом расследования и судом события, а лишь те из них, которые могут характеризовать деяние, как общественно опасное, а степень такой опасности проявляется в его преступном характере. Иными словами, в ходе уголовно-процессуальной деятельности должно быть установлено основание уголовной ответственности (или его отсутствие) и какое наказание следует назначить виновному (или освободить от него). В то же время, в ходе криминалистической деятельности последнее (вид и размер наказания) не может служить предметом этой деятельности.


В связи со сказанным, интерес представляет точка зрения некоторых ученых криминалистов и процессуалистов, которые отвергают необходимость различий между предметом познания и предметом доказывания по делу, т.к., якобы, первое из этих понятий шире второго13. В действительности любое обстоятельство, подлежащее познанию в уголовном судопроизводстве, входит в предмет доказывания по делу и, наоборот, всякое обстоятельство, относящееся к предмету процессуального (если угодно криминалистического) доказывания, должно быть познано и удостоверено органами расследования (судом) в предусмотренном законом порядке, так как с гносеологической точки зрения доказывание есть разновидность опосредствованного познания и не может иметь предмет, отличный от предмета такого познания.


Как известно, каждое уголовное дело неповторимо. Вместе с тем, из множества различных факторов можно выделить то, что является общим, наиболее типичным для каждого уголовного дела. Предмет доказывания как раз и определяет это общее, устанавливаемое по всем уголовным делам.


Следует согласиться с А.Б. Соловьевым в том, что термин "предмет доказывания" используется в теории доказывания, но не в уголовно-процессуальном законе. Так, ст.68 УПК РСФСР называлась "Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу", а ст. 73 УПК РФ - "Обстоятельства, подлежащие доказыванию". Вместе с тем, несмотря на некоторые терминологические отличия, речь идет об одном и том же, поскольку в предмет доказывания входят обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу14.


На основании изученной научной литературы и проведенного исследования можно сделать вывод, что большинство авторов определяют предмет доказывания как совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому уголовному делу15.


Такие обстоятельства объединяет то, что они имеют процессуальное (правовое) значение по уголовному делу, то есть либо влияют на квалификацию преступления, либо имеют значение для разрешения гражданского иска, либо могут учитываться при назначении меры наказания. Поэтому неустановление этих обстоятельств означает неполноту и односторонность расследования.


Типовой перечень таких обстоятельств, подлежащих доказыванию по любому делу, приводится в ст. 73 УПК РФ:


1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);


2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;


3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;


4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;


5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;


6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;


7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;


8) обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.


На последнем пункте следует остановиться более подробно. Как известно, в ст. 68 УПК РСФСР эти обстоятельства выделялись из общего перечня. Требования к ним закон предъявлял более мягкие. Это же сделано и в ч. 2 ст. 73 УПК РФ, хотя терминология несколько изменена. Между тем, в ходе предварительного расследования причины преступления, как правило, установить не удается, да такая задача нередко органом расследования и не ставится. Не очень четкий смысл имел и термин "условия". Поэтому в работах, посвященных теории доказывания и криминалистической методике обычно говорили о доказывании обстоятельств, способствовавших совершению (и сокрытию) преступления16. Ныне действующий УПК РФ воспринял замечание ученых и изменил старую формулировку.


Принимая во внимание дополнительное значение обстоятельств, способствовавших совершению преступления, по отношению к обстоятельствам, перечисленным в ч. 1 ст. 73 УПК РФ, законодатель устанавливает необходимость их выявления, а не включает в число обстоятельств, подлежащих доказыванию.


Обстоятельства, подлежащие доказыванию, в своей совокупности образуют органическое целое, они взаимосвязаны и в определенной мере обусловливают, дополняют друг друга. Поэтому установление одних из них имеет значение для более полного исследования других - связанных с ними обстоятельств17.


Это тот минимум обстоятельств, установление которых является обязательным условием разрешения уголовного дела по существу. Такой модельный перечень обстоятельств, составляющих предмет доказывания, конкретизируется в соответствии с уголовно-правовой квалификацией преступления, а также дополняется с учетом положений иных норм уголовно-процессуального законодательства. Об уточнении перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с уголовно-правовой квалификацией преступлений, писал еще Л.Е. Владимиров: "Вопрос о том, какие предметы составляют guid probandum (то, что подлежит доказыванию) в отдельном случае, разрешается так или иначе, смотря по тому, что требуется уголовным законом для состава данного преступления, какие обстоятельства принимаются во внимание при индивидуализации виновности подсудимого. Таким образом, guid probandum есть вопрос того или другого отдельного уголовного случая, определяемого так или иначе в кодексе"18.


Анализ научной литературы показал, что одни авторы предметом доказывания считают соответствующие факты19, другие - фактические обстоятельства20, третьи - и факты, и обстоятельства дела21, четвертые не делают различий между фактами и обстоятельствами22. Причем подчас особо отмечается не идентичность этих положений. "Закон, - подчеркивает, в частности, О.В. Иванов, - не случайно говорит о необходимости установления имеющих значение для дела обстоятельств (а не фактов). Термин "обстоятельство" шире термина "факт", он означает как события и действия, так и отдельные стороны, черты, детали, подробности этих фактов"23.


Наличие разницы между этими терминами позволяет согласиться с мнением О.В. Иванова. В этимологическом плане "факт" означает "действительное, вполне реальное событие, явление; то, что действительно произошло", а "обстоятельство - явление, сопутствующее какому-нибудь другому явлению; условия, определяющие положение, существование кого-чего-либо"24. С этой точки зрения было бы неверно свести предмет доказывания по уголовному делу только к самим фактам, поскольку им должны охватываться и некоторые другие явления, относящиеся к категории "обстоятельства". В уголовном процессе термином "обстоятельства" обозначаются реальные, имеющие или имевшие место в действительности явления и процессы, связанные с преступным деянием. Обстоятельства устанавливаются в ходе расследования с использованием информации, носителями которой являются объекты материального мира, посредством отображенных на них следов преступного деяния, сохранившихся на момент его расследования.


Поэтому представляется, что при научном определении предмета процессуального доказывания следует иметь в виду и соответствующие факты, и связанные с ними обстоятельства, имеющие значение по делу. Но поскольку эти два понятия соотносятся как общее и целое, нет необходимости называя обстоятельства, упоминать и о фактах, так как они охватываются обстоятельствами. Таким образом, под обстоятельствами в данном контексте подразумеваются любые объекты окружающего мира (предметы, явления и т.п.), имеющие значение для успешного выполнения задач уголовного судопроизводства.


Некоторые ученые криминалисты и процессуалисты выделяют в предмете доказывания главный факт и вспомогательные факты25. Однако среди авторов, разделяющих это мнение, не было достигнуто единства относительно того, какие же обстоятельства должны включаться в этот "главный факт". Кроме того, некоторые авторы стали применять вместо термина "вспомогательный факт" термин "побочный факт"26.


В настоящее время существует следующее понимание главного факта, как:


- состав преступления27;


- обстоятельства, названные в ст. 68 УПК РСФСР (ст. 73 УПК РФ - А.Ш.)28;


- состав преступления во всех его элементах или факт отсутствия состава преступления29;


- событие преступления и виновность или невиновность обвиняемого в его совершении30;


- факт совершения преступления определенным лицом31 и др.


Перечисление, и иные, суждения относительно содержания главного факта не способствуют единообразному использованию этого термина, что само по себе ставит под сомнение целесообразность его использования. Представляется необходимым поддержать мнение тех ученых, которые отрицают само понятие главного факта, так как все обстоятельства, включаемые в предмет доказывания, считаются "главными", т.е. в равной мере подлежащими доказыванию32.


В литературе иногда применяются разные термины для обозначения обстоятельств, подлежащих доказыванию. Так под предметом доказывания понимают "искомые обстоятельства"33, либо "реальные обстоятельства происшедшего события, на установление которого направлена доказательственная деятельность"34. По существу под ними понимаются все те же обстоятельства, подлежащие доказыванию.


Справедливости ради следует заметить, что существуют определения предмета доказывания, отличные от вышеуказанного.


Так, А.М. Ларин полагает, что в статье 68 УПК РСФСР (ст. 73 УПК РФ - А.Ш.) описывается не общее родовое понятие предмета доказывания, а один из его видов, а именно "предмет обвинения". Он дает следующее определение: "Предмет доказывания в уголовном судопроизводстве - это система фактов (обстоятельств), необходимых и достаточных в качестве основания для применения норм материального (уголовного и гражданского) и уголовно-процессуального права при разрешении уголовного дела"35.


Прежде всего, А.М. Ларин предпринял попытку классифицировать предмет доказывания, но не довел ее до конца. Во-вторых, указанное определение представляется "усеченным", раскрывает только одну сторону предмета доказывания, а именно, основание деятельности при разрешении уголовного дела. Вместе с тем, предмет доказывания, прежде всего, является обстоятельствами, подлежащими доказыванию, как таковыми. Основанием же применения норм материального и процессуального права является возбуждение уголовного дела (правовое) по факту совершения противоправного деяния (фактическое).


В-третьих, небесспорной является используемая А.М. Лариным конструкция, согласно которой предмет доказывания определяется через систему фактов (обстоятельств). Как известно, система в философском смысле слова представляет собой "совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которая образует определенную целостность, единство"36. Применительно к предмету доказывания речь идет не просто о системе вообще, а о качественно определенной системе - информационной. Причем эта информационная система может существовать в качестве определенных знаков (знаковых значений), существующих в форме языка соответствующих норм права. Если же взять за аксиому сказанное, то с учетом положений таких наук как логика, методология и семиотика, в качестве знаковой системы, замещающей реальный объект с целью получения о нем информации, рассматривается модель37. Таким образом, следует полностью согласиться с мнением Н.Л. Емелькиной, полагающей, что более правильным было бы определять предмет доказывания посредством термина "модель"38.


Опираясь на собственные исследования, Г.П. Корнев дал следующее оригинальное определение. Предмет доказывания, по его мнению, это установленная нормами уголовно-процессуального закона идеальная информационно-поисковая модель любого исследуемого преступления, конкретизированная нормами уголовного права с учетом обстоятельств каждого конкретного уголовного дела39.


Приведенное определение во многом лишено тех типичных недостатков, которые присущи, в том числе, и проанализированным в настоящей статье взглядам. Тем не менее, ряд положений в определении Г.П. Корнева представляются небесспорными.


Во-первых, предмет доказывания определяется не только нормами уголовно-процессуального и уголовного права, но, как представляется, и других отраслей права, в том числе административного, гражданского, финансового, банковского и т.п.


Во-вторых, попытка соединить в одном определении, без каких-либо оговорок, общее (информационно-поисковая модель любого исследуемого преступления) и единичное (с учетом обстоятельств каждого конкретного уголовного дела), абстрактное и конкретное, приводит к необоснованному "смешиванию" научных категорий теории доказывания с непосредственным практическим применением этих категорий в деятельности органов расследования, что само по себе недопустимо. В этой связи хотелось бы отметить, что некоторые авторы на основе научного (теоретического абстрактного) понимания предмета доказывания вводят второй аспект - рассмотрение предмета доказывания применительно к конкретному делу (конкретный предмет доказывания)40. Полностью поддерживая данную позицию, хотелось бы отметить, что использование универсального, научно обоснованного терминологического аппарата в практической деятельности органов расследования (судов) заслуживает всяческого поощрения.


В-третьих, предмет доказывание хотя и выполняет информационную функцию уголовно-процессуального доказывания, но не может быть признано динамической (поисковой) моделью, так как он не призван разрешать задачи раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Назначение предмета доказывания проявляется в статистической процессуальной характеристики расследуемого события, а не только преступления, являющейся конечной целью предварительного расследования. Последнее суждение основано на требованиях уголовно-процессуального закона. Из смысла положений которого следует, что доказывание состоит в собирании, проверке и оценки доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, в том числе, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной отвественности.


Наиболее близкое взглядам автора настоящей статьи является позиция Н.Л. Емелькиной определяющая предмет доказывания (в уголовном судопроизводстве) как абстрактное научное понятие об информационно-поисковая модель обстоятельств преступлений, основанное на нормах уголовно-процессуального и уголовного законов, а в ряде случаев, конкретизируемое нормами гражданского, финансового, банковского и других отраслей права41.


Соглашаясь в целом с подходом к формулированию дефиниции предмета доказывания с Н.Л. Емелькиной тем не менее следует отметить, что она повторила ошибки Г.П. Корнева указав в предлагаемой дефиниции на поисковый характер предмета доказывания и ограничив его только обстоятельствами преступления.


Таким образом, можно предложить под предметом доказывания понимать абстрактное научное понятие об информационно модели обстоятельств расследуемого события, определяемые нормами уголовно-процессуального законодательства, конкретизированные уголовным законом, а в ряде случаев, нормами других отраслей права. При этом каждое обстоятельство в структуре предмета доказывания определяется не как единичная, а как общая категория, способная охватить все стороны отдельного расследуемого события. Специфика (оттенки) этих обстоятельств по разным категориям уголовных дел, а также стадиям уголовного судопроизводства, не дают достаточных оснований для утверждения (об изменении предмета доказывания в зависимости от категорий дел или стадий процесса), которое еще можно встретить в научной литературе.


***********************************


1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. В 2-х т. перераб. и доп. изд. Т. 1. М., 1968. С. 361.


2 Чурилов С.Н. Криминалистическое учение об общем методе расследования преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1995. С. 19-20.


3 Миньковский Г.М. Понятие предмета доказывания // Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 140.


4 См. например: Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России: Дис. … д-ра юрид. наук. Воронеж, 1998. С. 96-105; Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1998. С. 23; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. М., 2001. С.22; Барабаш А.С., Стойко Н.Г. Объект и предмет доказывания // Организационно-тактические проблемы расследования преступлений. Красноярск, 1990. С. 178-186. и др.


5 Уемов А.И. Вещи, свойства и отношения. М., 1963.С. 6.


6 Грязнов Б.С. и др. Теория и ее объект. М., 1973. С. 42.


7 Щедровицкий Г.П. Проблемы методологии системного исследования. М., 1964. С. 14.


8 Философский словарь / Под ред. М.М. Розенталя. - 3-е изд. М., 1975. С. 339.


9 Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М., 1991. С. 359.


10 Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. Свердловск, 1991. С. 16.


11 Там же. С. 16.


12 Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно-процессуального познания. Н.Новгород, 1995. С. 100.


13 См. например: Лузгин И.М. Расследование как процесс познания: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1968. С. 9; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 48; Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России: Дис. … д-ра юрид. наук. Воронеж, 1998. С. 104.


14 Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса. Научно-практическое пособие. М., 2002. С.41.


15 См. например: Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств: Крат. очерк. М., 1960. С.38; Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. М., 1999. С.20-23; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. М., 2001. С.22; Соловьев А.Б. Указ. раб. С.41 и др.


16 См. например: Уголовно-процессуальное законодательство СССР и РСФСР. Теоретическая модель. М., 1989. С. 119; Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-практическое пособие. М., 1999. С.23 и др.


17 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред.В.П. Божьев. М., 2002. С. 153.


18 Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Части: общая и особенная. 3-е изд. изм. и законченное. СПб., 1910. С. 144.


19 См. например: Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. С.69; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. В 2-х т. перераб. и доп. изд. Т. 1. М., 1968. С.363.


20 См. например: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая / Ред. коллегия: д-р юрид. наук Н.В. Жогин (отв. ред.) и др. М., 1966. С. 105; Советский уголовный процесс. М., 1980. С. 130-131 и др.


21 См. например: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С.191; Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С.20; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 48; Левченко О.В.В. Доказывание в уголовном процессе России: Монография /Астраханский гос. техн. Ун-т. Астрахань, 2000. С. 82.


22 См. например: Ларин А.М. Эффективность правовой регламентации доказывания // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М., 1979. С.257.


23 Иванов О.В. Объективная истина в советском гражданском процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.,1964. С.8.


24 Ожегов С.И. Словарь русского языка. Около 53000 слов. изд. 4-е, испр. и доп. М., 1960. С. 425, 834.


25 См. например: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств: сущность и методы. М., 1966. С. 20; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 197; Он же. Курс советского уголовного процесса. В 2-х т. перераб. и доп. изд. Т. 1. М., 1968. С. 363 и др.


26 См. например: Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / Под ред. В.П. Божьева. М., 2002. С. 159.


27 См. например: Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. М., 1959. С. 17; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательства в советском уголовном процессе. Воронеж, 1979. и др.


28 См. например: Рахунов Р.Д. О понятии доказательств и главном факторе доказывания // Советское государство и право, 1965. № 2. С. 99-100.


29 См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств: сущность и методы. М., 1966. С. 19.


30 См.: Каз Ц.М. Доказательства в советском уголовном процессе. Саратов, 1960. С. 32.


31 Гордон Э.С. Правовые и организационные проблемы судебно-медицинской экспертизы в советском уголовном процессе: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1991. С. 102.


32 См. например: Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989. С. 545 и др.


33 Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М.,1960. С.38.


34 Арсеньев В.Д. К вопросу о предмете и объекте доказывания по уголовному делу // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам. Сб. научн. трудов. Красноярск, 1987. С. 20.


35 Ларин А.М. Эффективность правовой регламентации доказывания // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М., 1979. С.257.


36 См. например: Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 610.


37 Там же. С. 116.


38 Емелькина Н.Л. Предмет доказывания и привлечение в качестве обвиняемого по делам о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 22-23.


39 Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно-процессуального познания / МВД Рос. Федерации. Нижегор. высш. шк. Н. Новгород, 1995. С. 109.


40 См. например: Банин В.А. Предмет доказывания в советском уголовном процессе: Гносеологическая и правовая природа. Саратов, 1981. С. 35.


41 Емелькина Н.Л. Указ. раб. С. 25.

Добавить документ в свой блог или на сайт
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Доклады и сообщения на учредительной конференции Международной ассоциации содействия правосудию. Санкт-Петербург, 5-6 октября 2005 г iconСтатья публикуется в рамках Международной заочной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Современные проблемы управления риском», 20 октября 2010 г., Пермь
">