Контрольная работа по дисциплине «Философия» Тема №5 «Немецкая классическая философия» icon

Контрольная работа по дисциплине «Философия» Тема №5 «Немецкая классическая философия»





Скачать 265.09 Kb.
НазваниеКонтрольная работа по дисциплине «Философия» Тема №5 «Немецкая классическая философия»
Дата конвертации16.02.2013
Размер265.09 Kb.
ТипКонтрольная работа
Российский государственный торгово-экономический университет


Кафедра философии


Контрольная работа по дисциплине

«Философия»

Тема №5 - «Немецкая классическая философия»


Студента 2 курса

Экономического факультета

Группы ЭФ – 24 – заоч.

Данилейко С.Н.

Руководитель:

Проф. Маслов Н.А.


Москва 2005

СОДЕРЖАНИЕ



  1. Критическая философия И.Канта 2

  2. Идеализм и диалектика Гегеля. 12



«Докритический» период


Это период в творческой деятельности Иммануила Канта, начиная с окончания им Кенигсбергского университета и до 1770 года. Данное название не означает, что в этот период Кант не обращается к критике каких-то идей и взглядов. Напротив, он всегда стремился к критическому освоению самого различного мыслительного материала.

Для него характерно серьезное отношение к любому авторитету в науке и философии, о чем свидетельствует одна из первых его печатных работ – «Мысли об истинной оценке живых сил», написанная им еще в студенческие годы, в которой он ставит вопрос: можно ли критиковать великих ученых, великих философов? И он приходит к выводу, что можно, если у исследователя есть аргументы, достойные аргументов оппонента.

Кант предлагает рассмотреть новую, до него неизвестную немеханическую картину мира. В 1755 году в работе «Всеобщая естественная история и теория неба» он пытается решить эту задачу. Все тела во Вселенной состоят из материальных частиц – атомов, которые обладают внутренне присущими им силами притяжения и отталкивания. Эта идея положена Кантом в основу его космогонической теории. В первоначальном состоянии, считал Кант, Вселенная представляла собой хаос рассеянных в мировом пространстве разнообразных материальных частиц. Под влиянием присущей им силе притяжения они движутся (без внешнего, божественного толчка!) по направлению друг к другу, причем «рассеянные элементы с большой плотностью, благодаря притяжению, собирают вокруг себя всю материю с меньшим удельным весом». На основе притяжения и отталкивания, различных форм движения материи Кант строит свою космогоническую теорию. Он считал, что его гипотеза происхождения Вселенной и планет объясняет буквально все: и происхождение их, и положение орбит, и происхождение движений. Напоминая слова Декарта «Дайте мне материю и движение, и я построю мир!», Кант считал, что ему лучше удалось осуществить замысел: «Дайте мне материю, и я построю из нее мир, т.е. дайте мне материю, и я покажу вам, как из нее должен возникнуть мир»

Эта космогоническая гипотеза Канта оказала огромное влияние как на развитие философской мысли, так и науки. Материалистические идеи его космогонической теории наталкивали самого Канта на критическое отношение к господствующей тогда формальной логике, которая не допускала противоречий, в то время как реальный мир во всех его проявлениях был полон ими. Одновременно перед Кантом стояла уже и в его «докритический» период деятельности проблема возможности познания и прежде всего научного познания.

Критический период


Стремление Канта создать философию, противостоящую «разрушительному скептицизму и неверию», которые процветали во Франции и робко пробивали путь в Германию во время движения «Бури и натиска», привело Канта к наиболее характерному для него «критическому» периоду.

Специфическая кантовская философия, заложившая основы всей немецкой классической философии, сформировалась после опубликования им трех «Критик» – «Критики чистого разума»(1781г.), «Критики практического разума»(1788г), «Критики способности суждения»(1790г). Все эти работы связаны единым замыслом и представляют собой последовательные ступени обоснования системы трансцендентального идеализма (так Кант называл свою философскую систему). Второй период творчества «Канта назван «критическим» не только потому, что «Критиками назывались основные произведения этого периода, а потому, что Кант поставил перед собой задачу провести в них критический анализ всей предшествовавшей ему философии; проотивопоставить критический подход при оценке возможностей и способностей человека господствующему до него, как он считал, догматическому подходу. В первой из этих книг Кант изложил учение о познании, во второй - этику, в третьей – эстетику и учение о целесообразности в природе. Основу всех этих работ составляет учение о «вещах в себе» и «явлениях».

По Канту, существует мир вещей, независимый от человеческого сознания (от ощущений, мышления), он воздействует на органы чувств, вызывая в них ощущения. Такая трактовка мира свидетельствует о том, что Кант подходит к его рассмотрению как философ-материалист. Но как только он переходит к исследованию вопроса о границах и возможностях человеческого познания, его формах, то заявляет, что мир сущностей – это мир «вещей в себе», т.е. непознаваемый посредством разума, а являющийся предметом веры (Бог, душа, бессмертие). Таким образом «Вещи в себе», по Канту, трансцендентны, т.е. потусторонни, существуют вне времени и пространства. Отсюда его идеализм получил название трансцендентального идеализма.


«Критика чистого разума»

«Критику чистого разума» Кант опубликовал в двух изданиях:

первое появилось в 1781, второе – в 1787 г. «Критика чистого разума» принадлежит к числу великих произведений философии, содержание и смысл которых всегда остаются неисчерпаемыми. С тех пор как она появилась, не было философа, который бы не обратился к изучению этой работы и не пытался бы дать ей свою интерпретацию. Каждый вдумчивый читатель способен открыть в этой работе что-то новое и интересное для себя. И почти каждая эпоха «читает» «Критику чистого разума» по-своему, видит в ней свою актуальность. Но дело не только в философах. «Критика чистого разума» Канта занимала умы многих представителей творческой интеллигенции – ученых, художников, писателей. На «Критику чистого разума» откликались и откликаются моралисты, политики, люди многих других занятий и профессий.

Кант видит задачу философии как раз в том, чтобы осуществить критику чистого разума. Он разъясняет: «Я разумею под этим не критику книг и систем, а критику способности разума вообще в отношении всех знаний, к которым он может стремится независимо от всякого опыта, стало быть, решение вопроса о возможности или невозможности метафизики вообще и определении источников, а также объема и границ метафизики на основании принципов». Кант призывает отыскать корни всей проблематики, всего исследования чистого разума, этой дарованной человеку способности, этого общечеловеческого дара, чтобы выяснить, что чистый разум может и чего он не может, каковы его основания, как рождаются его принципы, формируются понятия.

Кант оперирует столь знакомым нам понятием «научная революция» и «революция в науке». Еще в древности математика, рассуждает он, совершила свою революцию, встав на путь науки. Рождение математики как науки в глубокой древности имело, согласно Канту, характер революционного взрыва, т.е. революции в науке. Кант утверждает, что естествознание вступило на путь научной революции значительно позже. Это произошло, по его мнению, при переходе от позднего средневековья. Революционный переворот пришел вместе с учением Коперника и с последующим осмыслением естествознания у Галилея, Ньютона и др. Правда у истоков этого процесса сам Кант ставит Ф. Бэкона как мыслителя, который хорошо понял революционный смысл духовного поворота. Фиксируя эту «революцию в способе мышления», Кант утверждает, что современная ему философия на ее путь еще не вступила. Она еще не пережила революционного переворота.«Критика чистого разума» и все последующие работы Канта как раз и содержат в себе попытку вывести философию на аналогичный путь, совершив в ней столь необходимую «революцию в способе мышления».

Суть науки, суть человеческого познания, по Канту, заключается в том, что человек не тащится на поводу у природы. В математике, например, человек изобретает, строит геометрические фигуры, причем он делает это соответственно некоторой необходимости, согласно определенным принципам. В естествознании дело обстоит, согласно Канту, аналогичным образом. Естествоиспытатель ставит эксперимент, опыты, производит расчеты и, значит, заставляет природу отвечать на свои вопросы. Иными словами революционную перемену, которая должна произойти в философии, в метафизике, Кант видит в том, чтобы раскрыть творческий, конструктивный характер человеческого познания, человеческого мышления, деятельности человеческого разума. Речь идет об осмыслении исторического факта: наука не рождается вместе с природой, даже если это наука о природе. Наука – конструктивное и творческое создание человеческого ума.

В предисловии ко второму изданию «Критики чистого разума» Кант с самого начала стремится выразить свое отношение к коренной проблеме: мир и познание, мир и человек . Кант показывает, что здесь заключен единственный способ теоретически обнаружить истоки человеческой свободы, понять человека как свободное существо. Путь доказательства – тщательное обнаружение того, что человек есть по природе своей творческое существо, способное производить новые знания, делать то, чего не делает природа, или по крайней мере вносить некоторые существенные дополнения к миру природы. Наука и искусство – яркие взлеты, впечатляющие воплощения исконного человеческого творчества, т.е. той самой свободы, которой проникнуто любое в сущности созидательное действие.

Система Канта глубоко противоречива. Кант пытался «примирить» непримиримое: веру и знание, религию и науку, рациональное и иррациональное. «Я должен был, - писал Кант в Критике чистого разума», - ограничить область знания, чтобы дать место вере».


Понятие априорного и его роль в кантовской

теоретической философии

Одно из центральных понятий, без которого «Критику чистого разума» просто нельзя постигнуть, - понятие априорного (apriori).

Есть очень обширная совокупность человеческих знаний, результатов человеческого познания, которые имеют всеобщий и необходимый характер. Это утверждения науки, утверждения философии. Они образуют «мир» законов, принципов и постулатов. Всеобщие и необходимые положения обычно оцениваются очень высоко – как высшая цель, задача всего человеческого знания и познания. Эти положения, как правило, оформляются в суждения, начинающиеся со слов «все» или «вся», означающие, что некоторые принципы или положения утверждаются применительно к целому классу вещей, событий, состояний. Например, естествознание кантовского времени выдвигало такой тезис: все тела протяженны. Это была истина физического знания того времени, принцип, положенный в основание механики. Или высказывалось другое положение: все тела имеют тяжесть. И Кант призывает задуматься над вопросом, что объединяет оба положения? Ответ таков: оба положения суть высказывания всеобщего и необходимого характера. Ибо не только для физиков, но и вообще для людей, сколько-нибудь знакомых с физическим знанием, они имеют всеобщее и необходимое значение. При этом всеобщие и необходимые постулаты отличаются от тех знаний, которые тоже могут быть сформулированы в форме некоторых всеобщих суждений, но на деле всего лишь претендуют на всеобщность и остаются эмпирическими знаниями. Например, когда-то говорили: «Все лебеди белые». А потом обнаружилось, что есть еще и черные лебеди. Кант различает два вида знания (и познания): опытное, основанное на опыте (от а posteriori) и внеопытное (от а priori – априорное). Способ образования обоих видов знания различен.

Всякий раз, когда мы говорим: «Все тела протяженны», мы как бы отвлекаемся от многообразия, неисчерпаемости опыта. Всеобщее знание мы добываем каким-то иным способом, а не посредством простого эмпирического обобщения. Согласно Канту, это и есть знание, которое следует называть априорным, внеопытным, причем не сегодня или завтра, а в принципе и всегда априорным. Оно не выведено из опыта, потому что опыт никогда не заканчивается. В том и состоит природа таких знаний и познаний, что при высказывании теоретических всеобщих и необходимых суждений мы мыслим совершенно иначе, нежели при простом обобщении данных опыта. Можно знать из опыта, что это и ли то тело протяженно, но, заявляя, что «все тела протяженны», мы совершаем внеопытный скачок мысли, т.е. мысль совершает переход в ту сферу, которая непосредственно опытом не обусловлена.

Таким образом, всякое всеобщее и необходимое теоретическое знание, истинное знание, по мнению Канта, априорно – доопытно и внеопытно по самому своему принципу.

Априорные познания, поскольку они выражаются в суждениях, Кант делит на аналитические и синтетические априорные суждения. Все суждения, как известно из логики, приводят в связь субъект и предикат суждения. Так, в суждении «Все люди смертны» субъект – люди, предикат – свойство смертности. Все априорные суждения содержат внеопытные, т.е. всеобщие и необходимые знания. Но они в свою очередь делятся на две группы. К первой группе принадлежат те, в которых предикат не прибавляет нового знания о субъекте, а как бы «извлекает» на свет божий знание, так или иначе имеющееся в субъекте суждения. Кант приводит очень характерный для своего времени пример – суждение «все тела протяженны». Оно является априорным (воплощает всеобщее и необходимое знание) и вместе с тем аналитическим, ибо в понятии тела уже заложено понятие протяженного. Нужен только дополнительный анализ, чтобы это выяснить.

Еще один вид априорных суждений те, в которых устанавливаемое предикатом знание оказывается новым по сравнению со знанием, уже заключенным в субъекте. Тут имеет место новое соединение познаний и знаний, новый их синтез. Поэтому Кант называет данные суждения синтетическими априорными суждениями. Пример: «все тела имеют тяжесть». Оно прежде всего априорное, ибо содержит всеобщее и необходимое знание, но, кроме того, синтетическое, ибо понятие тяжести не заключено (для кантовского времени) в понятии тела – для присоединения, синтезирования его надо расширить и обновить знание, а значит, осуществить новые позиции. Аналитические суждения Кант называет поясняющими, а синтетические – расширяющими суждениями. Синтетические суждения требуют нового обращения к опыту.

Аналитические суждения, по Канту, все априорны: они требуют обращения к опыту, а значит, не дают в подлинном смысле нового знания. Синтетические суждения могут быть эмпирическими и априорными. Они всегда, по Канту, дают новое знание.

Особое внимание Канта априорные синтетические суждения привлекают потому, что они воплощают в себе удивительную способность человека добывать всеобщие и необходимые и вместе с тем новые знания, опираясь на особые познавательные способности, действия, приемы познания. Всего ярче такая способность - яркая, творческая – воплощается в науке. Истины науки, постоянно добываемые и обновляемые, и суть, согласно разъяснением Канта, априорные синтетические суждения. Иными словами, раз такие суждения уже существуют, они возможны.

В центре внимания «Критики чистого разума» – философская проблема познания, делающего возможным истинное знание науки и практики, притом именно новое всеобщее и необходимое знание.


Формы рассудка


Вторая часть учения Канта о познавательных способностях человека – учение о рассудке. Рассудок – это способность мыслить предмет чувственного созерцания. Это познание через понятие, способность составлять суждения. Кант заявляет, что значит состояние «я мыслю», надо поставить проблему единства субъекта и объекта в познании и тем самым проблему сознания и познания. Он пишет: «Рассудок есть, вообще говоря, способность к знаниям». Кант разрабатывает систему категорий рассудка:

  1. количество: единство, множество, целокупность,

  2. качество: реальность, отрицание ограничение,

  3. отношения: присущность, самостоятельность существования,

  4. модальность: возможность – невозможность, существование – несуществование, необходимость – случайность.

Наряду с оперированиями категориями, рассудок мыслит предметы и явления как подчиненные трем законам: сохранения субстанции, причинности, взаимодействия субстанции. Будучи всеобщими и необходимыми, эти законы принадлежат не самой природе, а только человеческому рассудку. Для рассудка – они высшие априорные законы связи всего того, что рассудок может мыслить. Сознание человека само строит предмет не в том смысле, что порождает его, дает ему бытие, а в том смысле, что оно сообщает предмету ту форму, под которой он только может познаваться – форму всеобщего и необходимого знания.

Поэтому у Канта получается, что природа как предмет необходимого и всеобщего знания строится самим сознанием: рассудок диктует законы природе. Таким образом, Кант приходит к выводу, что сознание само создает предмет науки – общие и необходимые законы, которые позволяют «упорядочивать» мир явлений, внося в него причинность, связь, субстанциональность, необходимость и т.п. Кант создает своеобразную форму субъективного идеализма, не только когда утверждает, что пространство и время – это лишь формы живого созерцания, а не объективные свойства вещей, но и когда указывает на производность связей и законов рассудка.

Естествознание, по мнению Канта, осуществляет соединение живого созерцания с рассудочной деятельностью, пронизывающей опытное знание. Получается, что природа реальна только в «эмпирическом смысле», как мир явлений – феноменов. Понятие же «ноумен» – это то, что «не есть объект нашего чувственного созерцания», а есть «умопостигаемый предмет». Это понятие введено Кантом, чтобы подчеркнуть невозможность познания «вещи в себе», что «вещь в себе» – это лишь представление о вещи, о которой мы не можем сказать ни то, что она возможна, ни то, что она невозможна.

Третья часть учения Канта о познавательных способностях человека о разуме и антиномиях. Именно исследование способностей разума и позволяет дать ответ на вопрос, как возможна метафизика (философия). Предметом метафизики, как и предметом разума, является Бог, свобода и бессмертие души. К ним обращаются соответственно теология, космология, психология. Однако при попытке дать научное содержательное знание о Боге, душе, свободе разум впадает в противоречия. Эти противоречия отличны по своей логической структуре, а особенно по содержанию, от обычных противоречий: возникает «двусторонняя видимость», т.е. не одно иллюзорное утверждение, а два противоположных утверждения, которые относятся как тезис и антитезис. Согласно Канту, и тезис и антитезис выглядят одинаково хорошо аргументированными. Если выслушивается только одна из сторон, то «Победа» присуждается ей. Такого рода противоречия Кант назвал антиномиями.


I антиномия

Тезис Антитезис

Мир имеет начало во времени Мир не имеет начала во времени

и ограничен в пространстве и границ в пространстве, он

бесконечен во времени и в

пространстве


II антиномия

Всякая сложная субстанция в Ни одна сложная вещь в мире не

мире состоит из простых частей и состоит из простых вещей, и

вообще существует только простое вообще в мире нет ничего

и то, что сложено из простого простого


III антиномия

Причинность по законам природы Нет никакой свободы, все совер-

есть не единственная причинность, шается в мире по законам

из которой можно вывести все природы.

явления в мире. Для объяснения

явлений необходимо еще допустить

свободную причинность (причинность

через свободу)


IV антиномия

К миру принадлежит или как часть его


Противоречия эти для Канта неразрешимы. Однако Кант опровергает все существующие «теоретические» доказательства бытия Бога: его существование можно доказать лишь опытом. Хотя в существование Бога надо верить, так как этой веры требует «практический разум», т.е. наше нравственное сознание.

Учение Канта об антиномиях сыграло громадную роль в истории диалектики. Этим учением перед философской мыслью было поставлено множество философских проблем и прежде всего проблема противоречия. Встал вопрос об уяснении противоречивого единства конечного и бесконечного, простого и сложного, необходимости и свободы, случайности и необходимости. Антиномии послужили сильным импульсом для последующих диалектических размышлений других представителей классической немецкой философии.

Этика. Нравственный закон



Обстоятельную разработку кантовская теория получила в таких трудах, как «Основы метафизики нравственности»(1785), «Критика практического разума» (1788), «Метафизика нравов» (1792).

Понимание оснований и сути нравственных правил Кант считал одной из важнейших задач философии. Он говорил: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, - это звездное небо надо мной и моральный закон во мне» Согласно канту, человек поступает необходимо в одном отношении и свободно в другом: как явление среди других явлений природы человек подчинен необходимости, а как нравственное существо он принадлежит миру умопостигаемых вещей – ноуменов. И в этом качестве он свободен. Как нравственное существо человек подчиняется только нравственному долгу.

Нравственный долг Кант формулирует в форме нравственного закона, или нравственного категорического императива. Закон этот требует, чтобы каждый человек поступал так, чтобы правило его личного поведения могло стать правилом поведения всех. Если к поступкам, совпадающим с велением нравственного закона, человека влечет чувственная склонность, то такое поведение, считает Кант, не может быть названо моральным. Поступок будет моральным только в том случае, если он совершается из уважения к нравственному закону. Стержнем нравственности является «добрая воля», которая выражает поступки, совершаемые лишь во имя нравственного долга, а не ради каких-то других целей (например, из-за страха или чтобы выглядеть в глазах других людей, ради корыстных целей, например, выгоды и т.п.). Поэтому кантовская этика нравственного долга противостояла утилитаристским концепциям, а также религиозно-теологическим этическим учениям.

В кантовском учении о нравственности следует различать «максимы» и «закон». Первые означают субъективные принципы воли данного единичного лица, а закон – это выражение общезначимости, принцип волеизъявления, имеющий силу для каждой личности. Поэтому такой закон Кант называет императивом, т.е. правилом, которое характеризуется долженствованием, выражающим обязательность поступка. Кант подразделяет императивы на гипотетические, исполнение которых связывается с наличием определенных условий, и категорические, которые обязательны при всех условиях. Что касается нравственности, то в ней должен быть только один категорический императив, как высший ее закон.

Кант считал необходимым подробно исследовать всю совокупность нравственных обязанностей человека. На первое место он ставит долг человека заботится о сохранении своей жизни и соответственно здоровья. К порокам он относит самоубийство, пьянство, обжорство. Далее он называет добродетели правдивости, честности, искренности, добросовестности, собственного достоинства, которым противопоставлял пороки лжи и раболепия.

Важнейшее значение Кант придавал совести как «нравственного судилища». Двумя главными обязанностями людей в отношении друг к другу Кант считал любовь и уважение. Любовь он толковал как боговоление, определяя «как удовольствие от счастья других». Участливость он понимал как сострадание другим людям в их несчастьях и как разделение их радостей.

Кант осуждал все пороки, в которых выражается человеконенавистничество: недоброжелательность, неблагодарность, злорадство. Главной добродетелью он считал человеколюбие.

Таким образом, философия нравственности И. Канта содержит богатую палитру добродетелей, что свидетельствует о глубоком гуманистическом смысле его этики. Этическое учение Канта имеет огромное теоретическое и практическое значение: оно ориентирует человека и общество на ценности моральных норм и недопустимость пренебрежения ими ради эгоистических интересов.

Кант был убежден, что неизбежная конфликтность частнособственнических интересов может посредством права приводиться к определенной согласованности, исключающей необходимость прибегать к силе для разрешения противоречий. Право Кант трактует как проявление практического разума: человек постепенно приучается быть если не морально добрым человеком, то во всяком случае хорошим гражданином.


Нельзя не отметить и такую ныне актуальную проблему, которая рассматривается в социальной философии И. Канта как проблема первенства морали по отношению к политике. Кант выступает против таких принципов аморальной политики: 1) при благоприятных условиях захватывай чужие территории, подыскивая затем оправдания этим захватам; 2) отрицай свою виновность в преступлении, которое ты сам совершил; 3) разделяй и властвуй

Кант считает необходимым средством борьбы против этого зла гласность, рассмотрение политики с точки зрения ее гуманистического смысла, устранения из нее бесчеловечности. Кант утверждал: «Право человека должно считаться священным, каких бы жертв это ни стоило господствующей власти».


Идеализм и диалектика Гегеля.


Понятие диалектики ( от греч. dialektike techne — искусство вести беседу, рассуждать ) употреблялось в истории философии в разных значениях. Сократ, например, рассматривал диалектику как искусство обнаружения истины путём столкновения или согласования различных и даже противоположных мнений в процессе полемики. Его ученик Платон представил диалектику как метод анализа и синтеза понятий, как движение мысли от многообразных конкретных их значений ( случаев употребления ) к общим понятиям — идеям, выражавшим, по его убеждению, истинно сущее.

Диалектика как искусство спора развивалась в средние века. Вершиной средневековой диалектики стали труды Пьера Абеляра. ( книга “ Да и нет. ”) Накопленная в веках культура диалектической полемики — умения обсуждать сложные проблемы, выявлять, понимать, уточнять разные, порой противоположные точки зрения — имеет непреходящее значение. Не подавление, не духовное уничтожение оппонента, а стремление в ходе разрешения противоречий выработать правильный, обоснованный подход к сложным проблемам — таковы цель и назначение диалектики творческого диалога.

Формирование диалектики прошло долгий путь. Среди исторических форм диалектики выделяют диалектику древних философов, идеалистическую диалектику классической немецкой философии и материалистическую диалектику. Утверждение идей развития существенно меняло взгляд на мир: он стал осмысляться не как набор готовых “ вещей ”, повторение одних и тех же циклов, а как совокупность процессов, развёрнутых во времени, уходящих корнями в прошлое и направленных в будущее.

Диалектика в её зрелом теоретическом виде — позднее детище человеческой культуры. В виде стройной теоретической системы она впервые предстала в идеалистической философии Гегеля ( 1770 — 1831 ). Диалектическим методом он пытался показать, что происхождение многого из единого может быть предметом рационального познания, инструментом которого является логическое мышление, а основной формой — понятие. Но это рациональное познание — особого рода: в основе его лежит диалектическая логика, движущим мотором которой является противоречие. Гегель сознательно отверг закон непротиворечия Аристотеля ( 384 — 322 до н. э. ) и требовал переосмыслить природу понятия.

Гегель отождествляет “ чистое понятие ” ( “ Понятие ” с большой буквы ) с самой сущностью вещей, отличает его от субъективно данных понятий, которые существуют в человеческой голове. Логика совпадает у Гегеля с диалектикой. Диалектика развития “ чистого понятия ” составляет общий закон развития, как природы, так и человеческого мышления.

Всякое развитие протекает, согласно Гегелю, по определённой схеме: утверждение или полагание ( тезис ), отрицание этого утверждения ( антитезис ) и, наконец, отрицание отрицания, снятие противоположностей ( синтез ). В синтезе как бы примеряются между собой тезис и антитезис, из которого возникает новое качественное сознание.

В основе диалектики Гегеля лежит идеалистическое представление о том, что источник всякого развития — как природы, так и общества, и человеческого понимания — заключён в саморазвитии понятия, а значит, имеет логическую духовную природу. Согласно Гегелю, “ только в понятии истина обладает стихией своего существования ”, и поэтому диалектика понятий определяет собой диалектику вещей — процессов в природе и обществе. Последняя ( диалектика вещей ) есть, по Гегелю, лишь отражённая “ отчуждённая ”, “ отвнешнённая ” форма подлинной диалектики, присущей только “ жизни понятия ”.

Гегель выявил, развил, привёл в систему понятийный аппарат диалектики. Причём это была не жёсткая система понятий с неизменными, раз и навсегда заданными, резко очерченными значениями. Философские понятия как бы “ расплавлялись ”, становились гибкими, способными выразить подвижные связи, переходы, развитие мира.

Формирование научного знания сопряжено также с установлением законов соответствующей области явлений. Через взаимосвязь категорий Гегель сформулировал совокупность закономерностей, отражающих универсальные связи мира и познания. Диалектика предстала в виде знания о диалектических закономерностях. Кроме того, теоретическая система включает в себя принципы — положения, содержание которых как бы “ пронизывает ” всю теорию, определяет её общую направленность, суть. В качестве таких принципиальных идей гегелевской диалектики можно выделить идеи универсальной связи явлений, единства противоположностей и развития через диалектические отрицания.

Существует много категорий диалектики. Сущность, например, это есть нечто сокровенное, глубинное, пребывающее в вещах, их внутренних связях и управляющее ими, основание всех форм их внешнего проявления. Понятие сущности соотносительно с понятием содержания, выражая не всё содержание целиком, а лишь главное, основное в нём. Открытие сущности чего-либо есть проникновение в глубины вещей, в их основные свойства, выявление причин её возникновения и законов функционирования. Сущность всегда конкретна, нет сущности вообще.

Если сущность — это нечто общее, то явление — единичное, выражающее лишь какой-то момент сущности. Если сущность есть нечто глубинное, то явление — внешнее, более богатое, красочное. Сущность — есть нечто устойчивое и необходимое, а явление — это переходящее, изменчивое, случайное. Явление есть то, как сущность проявляет себя вовне, во взаимодействии со всем иным.

Единичное, особенное, всеобщее являются философскими категориями диалектики, выражающими различные объективные связи мира, а также ступени познания этих связей.

Объекты действительности обладают своеобразием, благодаря которому они отличаются друг от друга. Поэтому каждый отдельный объект воспринимается как нечто единичное. Таким образом единичное — категория, выражающая относительную обособленность, дискретность, ограниченность объектов друг от друга в пространстве и времени, с присущими им специфическими особенностями, составляющими их неповторимую количественную и качественную определённость. Общие черты и признаки, повторяющиеся в единичном, выступают как особенное, присущее узким группам объектов. Если же черты и признаки присущи всем предметам и явлениям, то они выступают как всеобщее. Всеобщее — это единое во многом. Единичное, особенное и всеобщее находятся в неразрывной связи, единстве, различие их относительно, они взаимно переходят друг в друга. Никакая деятельность не была бы возможна, если бы не существовало возможности выделить в вещах нечто общее.

Диалектика единичного и общего универсальна, и общее проявляется не иначе как в единичном, и через единичное.

Философскими понятиями, с помощью которых ранее всего, и притом долгое время, осмысливалось “ устройство ” бытия, служили понятия “ простого-сложного ”, “ части-целого ”.

Под частями понимали такие “ предметы ”, которые в своей совокупности образуют новые, более сложные предметы. Целое же рассматривалось как результат сочетания частей того или иного предмета.

Тайна целостности, её несводимости к простой сумме частей заключается в связи, объединяющей предметы в сложные комплексы, во взаимовлиянии частей.

Учёт диалектического взаимодействия части и целого имеет важное значение в процессе познания. При этом необходимо учитывать: 1) неправильность сведения целого к части, что может привести к утрате понимания целого, как качественной определённости, подчиняющейся специфическим законам; 2) необходимость рассмотрения целого во всей его сложности и относительной самостоятельности сторон, элементов, частей, из которых оно состоит, так как последние могут иметь свои особенности, не совпадающие с целым; 3) рассмотрение отдельных сторон, частей должно иметь своей предпосылкой знание природы целого и наоборот, изучение целого должно опираться на знание свойств его составных частей.

Существуют ещё и другие категории диалектики, как-то: возможность и действительность, необходимость и случайность, форма и содержание, качество и количество, элемент, структура и система.

Устойчивые, повторяющиеся связи тех или иных явлений называют законами. Признание универсальной законосообразности вещей и процессов, наличие в них устойчивых регулярностей является непременной предпосылкой всякого рационального познания и целенаправленного преобразования реальности. Открытие регулярных связей, зависимостей, схем детерминации явлений концентрирует в себе наиболее важные процессы и результаты познавательной деятельности людей.

“ ...Понятие закона есть одна из ступеней познания человеком единства и связи, взаимозависимости и цельности мирового процесса. ”( Ленин В. И.)

Категориальные структуры, выражающие универсальные связи бытия, могут рассматриваться как совокупность наиболее общих закономерностей реального мира и тем самым принципов его познания, осмысления. Разграничение диалектических законов, закономерностей, принципов, категориальных соотношений весьма условно. Познание, философское осмысление диалектической закономерности проходит различные этапы — от первичной, иногда наивной догадки к более зрелой, оформленной в соответствующих понятиях ( соотношение категорий ) и опытно подкреплённой идее, далее к системно-теоретическому знанию и, наконец, к разрабатываемым на его основе методологическим принципам, познавательным приёмам и процедурам. Навык, умение, порой даже искусство применения таких приёмов очень важны в диалектике. Здесь нельзя ограничиваться простой констатацией той или иной диалектической связи лишь в виде знания-результата. Диалектические соотношения категорий служат концептуальными орудиями уяснения всё новых и новых предметных областей, решения многообразных проблем. Материалистическая диалектика представляет собой теоретический философский “ образ ” мира в сложном сплетении его связей, взаимодействий, в его изменении, развитии.

Существует несколько наиболее важных законов диалектики: закон единства и борьбы противоположностей, закон отрицания отрицания, закон перехода количественных изменений в качественные.

Закон единства и борьбы противоположностей — это всеобщий закон действительности и её познания человеческим мышлением, выражающий суть, “ ядро ” материалистической диалектики. Каждый объект заключает в себе противоположности, под которыми понимаются такие моменты, которые: 1) находятся в неразрывном единстве, 2) взаимоисключают друг друга, причём не только в разных, но и в одном и том же отношении, 3) взаимопроникают друг в друга. Нет противоположностей без их единства, нет единства без противоположностей. Единство противоположностей относительно, временно, борьба противоположностей — абсолютна. Этот закон объясняет объективный внутренний “ источник ” всякого движения, не прибегая ни к каким посторонним силам, позволяет понять движение как самодвижение.

Процесс развития осуществляется через столкновение как внутренних, так и внешних противоположностей. Диалектика рассматривает внешние противоположности не как изначально различные сущности, а как результат раздвоения единого, в конечном счёте как производные от внутренних.

Закон отрицания отрицания был впервые сформулирован в идеалистической системе Гегеля. Он выражает преемственность, связь нового со старым, повторяемость на высшей стадии развития некоторых свойств низшей стадии, обосновывает прогрессивный характер развития. В диалектике категория “ отрицание ” означает превращение одного предмета в другой при одновременном “ уничтожении ” первого. Но это такое “ уничтожение ”, которое открывает простор для дальнейшего развития и выступает как момент связи с удержанием всего положительного содержания пройденных ступеней. Диалектическое отрицание порождается внутренними закономерностями явления, выступает как самоотрицание. Из сущности диалектического отрицания вытекает и особенность развития, выражаемая двойным отрицанием или отрицанием отрицания. Иными словами, во всём существующем происходит борьба взаимоисключающих сторон. В итоге она приводит к отрицанию старого и возникновению нового. Появившееся новое явление содержит в себе свои противоречия. Борьба противоположностей завязывается на новой основе и приводит к необходимости нового отрицания, то есть отрицания отрицания.

Закон перехода количественных изменений в качественные есть всеобщий закон развития, который констатирует, что накопление незаметных, постепенных количественных изменений в определённый для каждого отдельного процесса момент приводит к существенным коренным качественным изменениям, к скачкообразному переходу от старого качества к новому. Развитие науки в любой области знания, а также всемирный исторический опыт социальных преобразований подтверждают и обогащают диалектическую теорию развития как процесса качественных изменений, происходящих в результате изменений количественных.

Качество — такая определённость предмета, которая характеризует его как данный предмет, обладающий совокупностью присущих ему свойств и принадлежащий к классу однотипных с ним предметов. При утрате качественной определённости предмет перестаёт быть самим собой, приобретает новые черты, определяющие его принадлежность уже к другому классу предметов.

Количество — это характеристика явлений, предметов, процессов по степени развития или интенсивности присущих ему свойств, выражаемая в величинах и числах. “ Уравнивание ” качественных различий предметов, приведение их к некоторому единству делает возможным измерение.

Диалектика — открытая, творческая система мышления, призванная осмысливать всё новые и новые реалии, проблемы, ситуации с которыми сталкивается человечество и человек на каждом новом этапе своей жизни, своего исторического пути. Диалектику мало выучить по книжкам. Каждая диалектическая позиция требует практического её освоения, формирования навыка решения проблем, использования диалектических понятий, анализа.

Диалектика выступает в качестве мировоззрения и метода, максимально соответствующего творческому духу и гуманистическому характеру современной науки и культуры. Сегодня она служит основой нового мышления и познания.


Заключение


Философию ХIХ века, в частности немецкую философию, называют классической. В это время философия получила мощный импульс развития от немецкого идеализма Канта, Гегеля и Фихте. Капитализм, пережив свою классическую, домонополистическую стадию, обнаружил массу противоречий. Острые классовые конфликты, подмена лозунгов свободы, равенства, братства, с помощью которых буржуазия пришла к власти, сломав феодальные порядки, привели к конфликтам в области идеологии. Это неизбежно нашло отражение в философии. К тому же в это время от философии отпочковывались науки, которые до этого входили в ее «юрисдикцию»: социология, психология. Относительную самостоятельность обрели этика и эстетика.


Используемая литература:



  1. Бессонов Б.Н. Европейская философия: основные школы, традиции и тенденции. – М.: 1999

  2. Гулыга А.В. Кант. – М.: - 1981.

  3. Гулыга А.В. Немецкая классическая философия. – М.: 1986

  4. Кузнецов В.Н. Немецкая классическая философия второй половины XVIII – начала XIX века. – М.: 1989

  5. Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии// Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т.21



Добавить документ в свой блог или на сайт
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Контрольная работа по дисциплине «Философия» Тема №5 «Немецкая классическая философия» iconНемецкая классическая философия как вершина философии Нового времени Философия марксизма
">